Category: мода

"10 ЗАПОВЕДЕЙ МЕЩАНСТВА" (потреблятства) по Николаю Носову...



На прошлой неделе исполнилось 110 лет со дня рождения великого русского советского писателя, Николая Николаевича Носова, которого надолго было забыли, но вспомнили к случаю и поразились открытию - оказывается, детский писатель создал первый в мире настоящий учебник политэкономии для самых маленьких, актуальный и поныне.

Я допускаю, что эпитет великий начнут оспаривать, но все-таки на нем настаиваю, ведь детская литература это нечто большее, нежели просто умение профессионально и доходчиво рассказать увлекательную и познавательную историю, да еще и нагрузив ее моралью? Во всяком случае, то, что Незнайка - трилогия великая, думаю, не станет отрицать никто.

Литература несет идеологически-воспитательную функцию, которую мы недооценивали, никак не связывая то, что российские дети в какой-то момент перестали читать Носова, Алексина, Крапивина, Булычева и перешли поголовно на Роулинг - и то, во что эти дети теперь выросли, ан масс. Хотя, казалось бы, что уж такого особо тлетворного в Гарри Поттере и особо ценного в Незнайке?.

В общем, Николай Николаевич, его Незнайка, сформировал всех, чье детство прошло в СССР, вложив в них понимание большинства процессов, протекающих в капиталистическом обществе, буквально на интуитивном уровне, то есть, настолько давно и прочно усвоенном, что кажущемся интуитивным.

Однако, Носов написал и несколько вещей для взрослых, одну из которой я сейчас здесь приведу, потому что, как мне  кажется, он ухватил нечто очень важное, то, над чем мы все ломае голову не первый год - когда советский челвек перестал быть советским, как случилось то, что привело в конечном итоге к покорному, а то и радостному принятию советским обществом разгрома социализма и перехода к плохо замаскированному, а потом и вовсе переставшему маскироваться, капитализму?

И как удалось столь быстро воспитать из человека-труженика и человека-творца - "квалифицированного потребителя", иногда в просторечии называемого "потребл@дью", за какие-нибудь пару десятилетий, а то и быстрее?
Каковы были корни в советском обществе этой болезни, ныне поразившей почти все население России?
Я случайно наткнулась на это эссе Носова и предлагаю его вам, как мне кажется, он очень точно уловил зарождение заболевания, правда, не придав этому значения, которое сейчас придаем мы -
[Spoiler (click to open)]
Еще об одном, всем надоевшем вопросе

Нынче все о мещанстве пишут. И я в том числе. Чтоб не подумали, что хочу оригинальным быть. Или новатором. Или, не дай бог, модернистом.
Тема эта настолько обширна, что здесь каждый может сказать что-нибудь свое. Правда, многое уже сказано, да все ж таки далеко не все. Вот, к примеру, разве сказано о мещанине хоть одно доброе слово?..
Не сказано! Все мурло да мурло! Нельзя же так! Это хоть кого разобидеть может. Затравили беднягу совсем!
Это, что ли, педагогично? Уже и самого мещанина совсем мало осталось. Не знаю, где теперь и увидишь его. Совсем недавно еще выйдешь, бывало, на улицу вечерком, глянешь на освещенные окна домов — батюшки, сколько там на всех этажах мещанина сидит! Один на одном! У каждого под потолком шелковый абажур: у кого голубой, у кого оранжевый, у кого нежно-розовый (это самые оголтелые мещане под нежно-розовым абажуром сидели).

А что теперь? Выйди да посмотри: редко в каком окне цветной абажур заметишь — кругом все люстры. Такой прогресс культуры за каких-нибудь пять-шесть лет, что удивительно даже! В общем, мещанин редкой фигурой стал. А это немаловажный факт. Еще Мигуэль де Сервантес де Сааведра сказал: «Излишество даже в самых лучших вещах приводит к тому, что они теряют цену, между тем как плохое, когда его мало, начинает цениться». Таким образом, и мещанина надо ценить, а не то что обзывать его всякими некультурными кличками. Впрочем, некоторые мещане небось своевременно поразнюхали, что шелковые абажуры — это признак мещанства, да и повыбрасывали их на помойку, а на освободившееся место понавешали модных люстр. Чтоб, как говорится, не вякали.

Ведь он, мещанин, — существо тонкое, деликатное и не любит, когда его всячески обзывают. А кто же любит? — позвольте спросить. Вы, что ли, читатель, любите? Хороший мещанин — не какой-нибудь гаврик. Это уже доказано. Он — существо дисциплинированное, послушное. Ему сказано было в свое время, что герань — мещанство… Раз! И где она, эта ваша герань? Теперь хоть сто городов вдоль и поперек исходи, ни в одном окне не увидишь герани. А что раньше творилось? Ого! А фарфоровые слоники на комоде? Сказали — мещанство, и всех слоников, как корова языком слизнула. У кого их теперь найдешь? Скорее живого слона увидишь. И канарейка, как говорится, «попела». Где теперь канарейка? Простой чижик, и то в диковинку!

Короче говоря, в этой области — только команду дай. Было дело — дали команду насчет тюлевых занавесок. Фьють — и как корова языком. Всюду плюшевых штор понавешали. Потом пошла команда насчет плюшевых штор. Фьють— и опять, как корова: нет этих рассадников пыли! Потом фьють! — и уже обедаем без скатертей. Скоро фьють — и будем спать без простынь. Как корова. Потому как— мещанство! Словом, нет никого старательнее, никого исполнительнее, никого усерднее, чем самый простой, рядовой, ничем не выдающийся обыватель, сиречь мешанин. Его ко всему приучить можно и от всего отучить. Можно его напугать голубым цветом, и он будет его отовсюду гнать, можно заставить его истребить такой красивый, радующий глаз (и полезный притом) цветок, как герань, и разводить вместо него на окнах уродливые, нелепые кактусы.

Нельзя отучить его только спать по ночам на подушке. Но это уже пустяк, не стоящий внимания. Говорят: мещанин глуп. Дескать, думать не любит. Любит чужим умом жить. Да уж коли глуп, то зачем думать? Только хуже наделаешь. Значит, умнее — чужим умом. Однако ж если он это понимает, то не такой уж дурак, выходит! Дурак тот, кто хочет все вокруг по своему дурацкому образцу устроить. Если же у человека есть жилка самокритичности, то ему уже не откажешь в уме. Мещанин хорошо понимает, что он не семи пядей во лбу.
Поэтому и не пытается жить по своему разумению, а тщится, чтоб у него все было в аккурат, как у других людей. А у людей как? У людей все по моде. С модой же тоже не просто. Потому что мода теперь на все: не только на штаны или дамские часики, а и на рюкзаки, унитазы, на кухонную утварь, даже на мебель. А что может хуже новомодной мебели быть! Во-первых, не знаешь, что делать со старой, вышедшей из моды. А во-вторых, она ведь хуже немодной, потому что поди-ка выдумай что-нибудь лучше старого, испытанного, немодного стула с удобной спинкой. И думаете, мещанин этого не понимает? Понимает, гадюка! Но терпит.

— Да у тебя все по моде, — сказал я, заметив, что он сменил обстановку в квартире. — Черт бы побрал эту моду и всех, кто ее выдумал! — сердито проворчал он. — Я скоро, кажется, околею от всего этого. — Что так? — удивился я. — Никак не могу привыкнуть, — объяснил он. — Вот стол, например. Треугольный зачем-то! Да это черт с ним. Но почему такой низенький? К нему только подсядешь, сразу в висках начинает стучать. Или — кресло. На нем ведь вроде как на полу сидишь. Пять минут посидел — и готов: под ребрами начинает колоть. С него и подняться в двадцать раз трудней, чем с простого человеческого кресла. И это при моей-то подагре в обеих ногах! А спать как? Кровать теперь стала — мещанство! И диван-кровать теперь тоже — мещанство. Теперь тахта _ не мещанство. А что такое тахта? Вот, пожалуйста: на полу просто ящик без ножек, на нем пластиковый матрац из трех секций — и все. Лег спать, через полчаса просыпаешься и начинаешь подушку на полу искать, Спинки-то нет, подушку опереть не на что, вот она и выскальзывает из-под головы. За ночь намаешься, наутро, не проспавшись, на работу идешь. Тяжело! Да и негигиенично.

Раньше кровати с ножками делали, чтоб клопам и другой какой нечисти несподручно было взбираться. Оно, конечно, теперь клопов не должно быть, потому как, известное дело, клопы — мещанство, но сами-то клопы пока об этом не знают. Правда, у нас никакой такой живности нет, а вчера просыпаюсь, смотрю — таракан по спине ходит. Не знаю, откуда и забежал. Теперь мне на этой тахте и спать-то боязно. Может быть, ножки приделать? — Да ты бы оставил кровать, — говорю. — Так нельзя ж ведь — мещанство! Вот какой человек мещанин. Он все стерпит, лишь бы не попрекали мещанством. А тут как ни вертись, попрекать будут. Не поспешил выбросить допотопный комод — мещанин! Поспешил купить модный сервант — опять мещанин (за модой гонишься).

А кто же за модой не гонится, позвольте спросить? Разве лишь тот, у кого денег нет. А заведись у него денежки, он сейчас же свое мещанское нутро и покажет. Выглянет, как принято говорить, мурло мещанина. Уж разве он одержимый какой-нибудь. Хобби какое-нибудь у него. Может быть, он старые футбольные мячи собирает. Или на свои личные сбережения решил африканскую обезьяну для научно-исследовательского института купить. Да таких много ли? В том-то и дело, что считанные единицы. А в остальном все люди как люди. Ничто человеческое им не чуждо. Тут читатель, пожалуй, посчитает себя вправе обидеться. Этак, скажет, и я — мещанин! А что тут плохого, спросим его.

Мещанин — не хам, не грубиян, не хулиган, не взломщик, наконец! К тому же, кого не называли у нас мещанином? Например, Зощенко. Это он-то, который над мещанами столько смеялся (действительно, лрония судьбы). Или Ильф и Петров. Эти не просто были мещане, а взбесившиеся. Так что ничего в этом особенного нет. Дело житейское. И потом, что это за мода пошла людей, как какие-нибудь селедки, по сортам делить?! Этот-де — мещанин, этот — не мещанин. Любит во сне храпеть — мещанин, не любит храпеть — не мещанин. Любит хорошо покушать— мещанин, не любит покушать — нормальный человек. Иной, может быть, и любил бы покушать, да у него желудок больной, а дай ты ему желудок покрепче, он себя еще как покажет!

Да и какую тут можно демаркационную линию провести? Какой предел установить? Съел фунт краковской колбасы — хороший человек, а скушал фунт с четвертью — мещанином стал? Так, что ли? Или кушал без особого удовольствия — не мещанин, а поел с аппетитом — опять в мещанское сословие угодил? С такими критериями и запутаться можно, потому что, бывает, и зернистая икра в рот почему-то не лезет, а иной раз под настроение краюху простого хлеба с удовольствием навернешь. Да притом как же так, чтоб совсем без удовольствия есть! Кто может о себе сказать, что он без греха в этом деле? А раз так, то и делить нечего.


Как сказал поэт: «Все мы немножко лошади». Вот как! Все — лошади! Все — мещане (конечно, в той или иной мере). Что там и говорить!
Тем более что мещанство проявляется не только в грубой материальной сфере, но и в сфере, так сказать, идеальной, нравственной.
Какой основной девиз мещанина в нравственной сфере?
Их (то есть этих девизов) несколько, а точнее, десять (как заповедей):

№ 1. Моя хата с краю, я ничего не знаю.
№ 2. Своя рубашка ближе к телу.
№ 3. Я — не я, и лошадь не моя.
№ 4. Держи язык за зубами.
№ 5. Не суйся поперед батьки в пекло.
№ 6. Что, нам больше всех надо?
№ 7. Держи нос по ветру.
№ 8. Рыба ищет, где глубже, а мещанин — где жирней.
№ 9. После нас хоть потоп.
№ 10. С деньгами и без ума проживем.

Может, думаете, так просто эти заповеди соблюдать? Как бы не так!
Возьмем любую, хотя бы № 4, насчет недержания языка.
[Spoiler (click to open)]
Пушкин уж до чего умный был, а не умел удержать язык. Не умел, да и все тут! И Лермонтов не умел! И Радищев, и Герцен, и Николай Гаврилович Чернышевский…
 Что, им больше всех надо было? Нет ведь! Они люди вполне скромные были, а вот лезли поперед батьки в пекло… Скажем прямо — плохие мещане были, совсем как есть никудышные!

Да и то сказать, трудно небось найти мещанина, который бы дотошно все эти мещанские заповеди соблюдать мог. Чтоб на все сто, как принято говорить, процентов. Нет-нет да на какой-нибудь и сорвется. Хотя, правду сказать, и такого едва ли найдешь, который ни одной заповеди не соблюдал бы. Хоть за какую-нибудь да держится. Будь он даже работник культурного фронта или служитель муз. Разве какой-нибудь художник, деятель, так сказать, изобразительного искусства, у которого, как сказано, нос по ветру да еще хвост трубой, он, что ли, не лошадь, то бишь — тьфу! — он, что ли, не мещанин?

Ему, что ли, своя рубашка не ближе к телу? Он, что ли, лезет, где глубже?.. Или, к примеру, работник критического цеха, наложивший печать молчания на свои уста, у которого все честь по чести: и язык на привязи, и рот на замке. Тоже не лошадь, скажете? Во всяком случае от него не больше добьешься слов, чем от лошади. Правда, иной подобного рода апостол молчания молчит, молчит, да вдруг так разразится, что и не поймешь сразу, откуда гром: из тучи или… из этой самой… Или, например, наш брат писатель, труженик пера, так сказать, который… впрочем, молчание! Зачем на своих кидаться? Нам тоже не больше всех надо.

Слово, как сказал древний философ, — серебро, а молчание — золото. Мы тоже не против золота, потому скажем только, чтоб завершить мысль, что такой работник культуры, будь он художник, критик или наш брат писатель, он и есть вполне достойный своего сословного звания, вполне идейный (если вам так больше нравится) мещанин, хоть он и не сидит уже с фикусом под цветным абажуром и давно завел себе модный сервант. По сравнению с ним какая-нибудь старушка пенсионерка, которая и не помышляет о том, чтоб избавиться от своего абажура (денег — то и на еду в обрез), — она просто ноль без палочки, отрицательная величина, ее и мещанкой-то как назовешь! Правда, вид ее окошка, освещенного изнутри оранжевым абажуром, вносит диссонанс в общую картину, нарушает, как бы это сказать, гармонию и возбуждает в нас какую-то непонятную злость: дескать, вот оно, мещанство-то, где сидит! Но не будем спешить так уж слишком.

Остановимся на минутку, заглянем в окно. И увидим человека, хотя и доживающего свой век, но не злого, который не пожалеет своего времени, чтоб посидеть с малышом заболевшей соседки, сбегать за молоком для него, помочь ребятишкам, вернувшимся из школы, решить задачку или посадить деревце во дворе под окном без особенной надежды услышать в будущем, как оно зашумит листвой. По аналогии с этой старушкой вспоминается деревенская бабка, несущая с рынка глиняного расписного кота, на которого так ярятся наши фельетонисты. Ее трогательная любовь к этому яркому зверю, право же, достойна если не сочувствия, то хотя бы внимания. Уже и тем знаменателен этот факт, что на сей раз тащит она не ведро эмалированное, не графин, не сервант, не кило мармеладу, а предмет, так сказать, для глаза, который не засолишь в кадушке, не съешь с горчицей, не запрячешь в скрыню. Сам этот факт свидетельствует, что питает она пристрастие к этому коту не по злому умыслу, не из какой-то там фанаберии или ненависти к настоящей культуре, к подлинным произведениям высокого искусства, а по какому-то внутреннему побуждению (может, совсем невредному), но истоки которого еще полностью никем не изучены, в которых мы еще не разобрались до конца.

А разобраться бы надо было, так как одними ругательствами да проклятиями тут не поможешь. Взял бы кто-нибудь из фельетонистов да поговорил по душам с этой бабкой: как, мол, бабусенька, что здесь к чему у тебя с этим котом?.. Впрочем, оставим в покое фельетонистов. Им и без нас трудненько живется. Помимо материальных признаков мещанства, каковы, например, абажуры, серванты, торшеры, подушки (вот где подлинная эмблема мещанства), кисейные занавески, кактусы, книги с красивыми корешками, существуют, оказывается, еще признаки, охватывающие так называемуго вторую сигнальную систему, то есть область человеческого языка. Недавно в одной из журнальных статеек случилось прочитать мне, что слово «извиняюсь» — мещанское, дескать, слово. Почему оно мещанское — я так и не уразумел. Этим словом и Горький пользовался. Или, может быть, он «не допер», что оно мещанское. С каждым может случиться оплошка. А тут изволь теперь разбирай, какое слово мещанское, какое — нет. Да и что криминального, если слово мещанское? Слово «извиняюсь» — вполне красивое слово (не в пример другим некоторым), а мещанин, как цветок к солнцу, тянется ко всему красивому. Ме
Оригинал доступен на сайте КнигоГид https://knigogid.ru/books/468235-ironicheskie-yumoreski/toread/page-6

Бедный мещанин набрасывается на всю эту духовную пищу, как цинготный больной на свежие овощи, и с ужасом убеждается, что люстра, которую он недавно завел, уже выходит из моды, и ее место начинают занимать какие-то (черт бы их драл!) переносные светильники; что высокий шкаф очень подходит к комнате с трехметровыми потолками, и не следует спешить заменять его низеньким шкафом (а он как раз поспешил и теперь готов рвать на себе волосы от досады). А что делается с бедными женщинами, когда они узнают, что начес (который усиленно рекомендовался в последние годы) делать не следует, так как от него выпадают волосы и женщины становятся лысыми? Не читать всех этих статей мещанин, конечно, не может, так как он существо любознательное и обязательно хочет знать, какие галстуки будут модными в наступающем сезоне, как подобрать красивую шляпу, может ли женатый мужчина полюбить замужнюю женщину и современно ли это, и пр.

Думается, что неверно думать, будто мещанина можно распознать по каким-то употребляемым им словам, или по жилетке, в которой он якобы любит ходить после обеда по комнате, или по какому-то присущему ему запаху. Его можно заставить (в особенности с помощью прессы и телевидения) употреблять совсем другие слова, ходить после обеда не в жилетке, а, скажем, в пижаме и переменить запах. Он ко всему этому приспособится с похвальной гибкостью, как приспосабливается гриппозный вирус к антибиотикам, не теряя при этом своей зловредности. Заметив это, мы начинаем долбить его за другие слова, за пижаму или халат, уже не за тот запах, который был, а за новый, и даже за саму похвальную его гибкость. Он же, бедняга, чувствует, что его не за то бьют, и только кряхтит и сердится. Правда, есть парочка слов, к которым мещанин все же неравнодушен. Он ужасно любит слово «современный» и не любит слово «модный». Он никогда не скажет вам «модный шкаф», «модный диван», а обязательно «современный шкаф», «современный диван», «современная полочка для книг» и т. д. Этим он хочет показать, что он человек современный, передовой, идейный, идущий «в лапу» с эпохой, а не какой-нибудь отсталый обыватель, помышляющий лишь о какой-то там моде.

Впрочем, можно через газету внушить ему, что слово «современный» теперь стало несовременным, и порекомендовать заменить его ну хотя бы словом «модерный». Думается, что он и на это охотно пойдет. Принято думать, что мещанин любит вещи ради самих вещей, но это неверно. Не вещи он любит и даже не деньги. На самом деле он только не любит казаться бедным, не любит, чтоб думали, что у него нет денег. Быть бедным, не иметь денег — это кажется ему унизительным и даже позорным. Ему нестерпима мысль, что кто-нибудь может подумать, будто он необоротистый малый, будто он шляпа, тюфяк, будто не сумел извернуться и пропустил, что плыло в руки. А поди не подумай этого, если он не успел завести себе модный шифоньер, козетку или трельяж! В этом своем недостатке мещанин нисколько не виноват, поскольку это у него наследственное, перешедшее р. плоть и кровь вместе с генами и хромосомами от прежних старорежимных времен, когда обладание богатством уважалось больше всякого рода добродетелей и талантов.

Тут-то и зарыта собака. В этом и заключается социальная суть мещанства. Каждый может без особенного труда проверить, как у него самого обстоит с этими генами. Когда к вам в гости придет мещанин и, увидев у вас высокий платяной шкаф, скажет, что он несовременный, так как теперь современны низенькие шкафы, напоминающие отполированные четырехугольные ящики, вы должны стойко выдержать его взгляд и спокойно объяснить, что высокий шкаф лучше, так как, занимая столько же места на полу, дает возможность не только повесить одежду, но и напихать чего-нибудь сверху и снизу, и к тому же еще и на шкаф чего-нибудь наложить (снизу-то все равно не заметно), в то время как низенький шкаф очень непоместителен. Он-то (ваш гость), будьте уверены, подумает, что вы хитрите, или просто осел, или отпетый мещанин, который держится за старье, или, еще того хуже, заподозрит, что у вас нет денег.

Если вы сумеете стойко выдержать его взгляд, то с генами у вас все в порядке. Если же вы почувствуете себя хоть чуточку ущемленным, хоть чуточку задетым подобными подозрениями, если вам хоть на секунду покажется неприятной мысль, что кто-нибудь может подумать, что вы парень необоротистый, что у вас нехватка с деньгами, то, дело ясное, с генами неблагополучно, и мещанин хоть каким-то, пусть самым малюсеньким кусочком еще сидит внутри вас. Нечего и говорить, что испытание это чертовски трудное. Вроде барокамеры. Я лично не знаю никого, кто бы с честью выдержал его до конца. Что касается меня, го я к этому попросту неспособен. Физические данные не те.

Из всего сказанного можно сделать краткие выводы, которые сводятся всего к трем пунктам:
1) Все мы лошади (немножко, конечно).
2) Нечего тыкать по сторонам пальцами, потому что мещанин эвон где: внутри нас сидит.
3) Поскольку так, то давайте наберемся терпения и займемся самовоспитанием: будем по каплям выжимать мещанина из себя. Каждый из самого себя.
В этом и состоит основной принцип нравственного совершенствования.

Оригинал доступен на сайте КнигоГид https://knigogid.ru/books/468235-ironicheskie-yumoreski/toread/page-7

---
Граждане, это написано в 1969-м году!  Напоминать о политической ситуации и о процессах, которые тогда только зарождались, думаю, читателям этого блога нет никакой необходимости, так ведь?

И вот детский писатель пишет эти иронические эссе, одно из которых, самое объемное, посвящает наблюдаемому им и тревожащему его феномену, мещанству, позже мутировавшему в то, что и привело к принятию советским народом перестройки со всеми последующими процессами, тогда и к повсеместному потреблятству и пофигизму, сейчас.

А сегодня дало тот распространенный тип человека-потребителя, что и позволяет воинствующему невежеству, подлости, цинизму, алчности, предательству безраздельно править нашей страной, не встречая почти никакого внутреннего, тем паче, внешнего, деятельного и активного сопротивления.

Ведь далеко не только в зачищенном поле, отсутствии партии и лидеров, репрессивном аппарате и прочих реалиях капиталистического общества дело, но и в том, что у большинства отсутствует радикальное неприятие происходящих процессов, в противном случае, гроздья гнева бы уже вызрели...

А давайте попробуем ответить на простой вопрос, исходя из описанных Николаем Николаевичем Носовым "заповедей мещанства" (потреблятства) -

КАКИЕ "ЗАПОВЕДИ МЕЩАНСТВА" СОБЛЮДАЮТСЯ СЕЙЧАС БОЛЬШИНСТВОМ РОССИЯН?

1
15(12.8%)
2
12(10.3%)
3
10(8.5%)
4
8(6.8%)
5
8(6.8%)
6
14(12.0%)
7
9(7.7%)
8
11(9.4%)
9
15(12.8%)
10
15(12.8%)

P.S.
Приведенные иллюстрации к главе "Незнайка на дурацком острове" ничего не напоминают?

promo gala_gala15 february 10, 22:22 34
Buy for 20 tokens
Законопроекты так называемых сенаторов из конторы под вывеской Совфед, касающиеся свободы слова, то есть, фактического запрета на нее, вызвали в обществе вполне резонное возмущение, причем нашлись граждане с юридическим образованием и даже степенями, которые взяли на себя труд проанализировать…

Евроценности - новая мужская мода 2017-18гг. Зачем Европа одевает мужчин в юбки и ставит на каблуки?

Европа продолжает радовать обновленными евроценностями, нам остается только завистливо вздыхать о недоступности прелестей безвизового ими любования и наслаждаться картинками и репортажами, подобными тому, что ниже, поскольку в массы новые веяния еще не проникли и обычным нашим туристам на улицах этого пока не увидеть.
Однако - лиха беда начало, когда-то женщины, вышедшие в свет в брюках - тоже шокировали публику, сейчас же увидеть девушку в платье, скорее удача, так что - у мужской юбки и каблуков - большое будущее, смотрите и учитесь, старомодные российские мужчины...

Килт и культ: зачем европейские дизайнеры одевают мужчин в юбки
РИА - 12.07.17 Что женщине одежда, то мужчине — средство борьбы с несправедливостью. В прошлом месяце 30 школьников академии в британском Девлине пришли на занятия в юбках. Таким экстравагантным способом ученики выразили протест против запрета носить шорты в тридцатиградусную жару.
Незадолго до этого инцидента в другой части Великобритании офисный работник Джоуи Бардж и вовсе пришел на работу в платье. Этот демарш также стал ответом на запрет руководства компании носить шорты.
Не только англичане увидели в женской одежде спасение от жары и деспотизма начальства. По другую сторону Ла-Манша, во французском Нанте, водители автобусов вышли на работу в юбках в качестве забастовки. Практически в это же время в Париже проходила мужская Неделя моды, где ведущие дизайнеры от Dior до Alexander McQueen, как сговорившись, поддержали этот стихийный флешмоб и представили коллекции, в которых практически отсутствуют гендерные признаки.

© AP Photo / Francois Mori
Показ мужской коллекции Thom Browne весна/лето 2018 в Париже
Попытки модной индустрии переодеть мужчин в женскую одежду начались не вчера.
[Spoiler (click to open)]
Первопроходцем в этой области был еще один британец — стилист Рэй Петри. В 1980-х он начал пропагандировать образ мужчины в юбке. Вдохновленный его работами Жан-Поль Готье развил эту тему в своих коллекциях. За ним последовали Вивьен Вествуд, Дрис ван Нотен и другие именитые модельеры.
Хотя массовым явлением мужские юбки не стали, они вошли в мир поп-культуры. Начиная с хиппи 60-х и до шок-рока 90-х звезды использовали женскую одежду в качестве элемента эпатажа в своих сценических образах. Чего только стоят перевоплощения Дэвида Боуи или выступления лидера группы Nirvana Курта Кобейна в платьях в цветочек. В одном из них Кобейн появился на знаменитой обложке журнала The Face.

© AP Photo / Jacques Brinon
Модель во время показа мужской коллекции осень/зима 2012-2013 французского модельера Жан-Поля Готье
В 2003 году в нью-йоркском Метрополитен-музее открылась выставка "Храбрые сердцем: мужчины в юбках" ("Bravehearts: Men in Skirts"). В названии — отсылка к известному фильму с Мелом Гибсоном, где бесстрашные шотландцы борются за независимость в традиционной одежде горцев — килтах. Экспозиция была посвящена трансформации юбки из универсального элемента одежды, каковым были, например, тога в Древнем Риме или тот же килт, в четко привязанный к гендеру предмет гардероба.
Закрепление за брюками ярлыка "мужской одежды" произошло не так давно — лишь в середине XIX века. До этого в Европе детскую одежду вообще не делили по полу. Девочек и мальчиков до семи лет одевали в платья-туники, и лишь потом появилась традиция дарить юноше первые брюки как символ превращения в мужчину.

© Paramount Pictures
Кадр из фильма «Храброе сердце»
Организаторы выставки отмечали, что подобное разделение исторически никак не связано с женственностью или маскулинностью, а является лишь следствием навязанных культурных ассоциаций. "С 1960-х годов, с развитием субкультур и тренда на неформальность, мужчины получили большую свободу в одежде, но до сих пор не имеют доступа ко всему разнообразию женского гардероба", — с сожалением констатировал куратор выставки Эндрю Болтон.
Художник Виктор Сосновцев
© Фото из личного архива Виктора Сосновцева
Фотомодель, художник, Дед Мороз: как в 75 оставаться молодым
Логика дизайнеров, которые стремятся вернуть мужчину "к истокам", проста: если сто лет назад брюки вошли в женский гардероб, почему бы юбке не войти в мужской? Модным гуру вторят звезды шоу-бизнеса. В 2003 году актер Вин Дизель появился на церемонии EMA в кожаной юбке. А два года назад сын американского актера Уилла Смита Джейден начал выходить в свет в платьях и юбках и даже снялся в рекламной кампании женской коллекции Louis Vuitton.
В одном из интервью подросток объяснил это так: "Через пять лет, когда мальчик придет в школу в юбке, его никто за это не побьет и не возмутится. Я делаю это для того, чтобы в будущем мои дети и следующие поколения считали нормальными вещи, которые раньше считались неприемлемыми".

Юношу поддержал рэпер Young Thug, который появился на обложке сольного альбома в платье от итальянского дизайнера Алессандро Тринконе, заявив, что женская одежда "сидит гораздо лучше, как на рок-звезде". Ходить в просторных балахонах не гнушается и известный модник Канье Уэст.
Тем не менее прописать массово юбку в мужском гардеробе до сих пор не удалось, а значит, дизайнеры в этом сезоне идут на риск, предлагая сильной половине человечества выбор между платьями-пальто, удлиненными худи и басками. В погоне за разрушением очередного стереотипа и завоеванием нового сегмента рынка визионеры от моды, кажется, забыли, что даже храбрые сердцем шотландцы не носят килт в школу и на работу.
РИА Новости https://ria.ru/culture/20170712/1498304148.html
И характерный коммент читателя под материалом РИА -
Андрей Федотов
Идорасы потому что... И всех остальных хотят такими сделать. Дети пророка их вовсю уже вместо осликов пользуют - к обоюдному удовольствию... ;-)
300 лет Россия восхищалась Европой, её развитием и культурой - вот только похожа выродилась в итоге Европа в то самое, что я выше и описал - и её пора по периметру забором огораживать - чтобы эту заразу хотя бы там локализовать...
12.07.2017
---
Все происходит постепенно, не враз, вот только последние несколько лет развития мужской моды:
Смотрите, это 2013, Дольче Габбана, еще на грани приличий, хоть уже и с нехорошим душком -

Это 2015, симпатичные парни-модели в обновках, последние модные тенденции в мире высокой моды, вот она суровая мужская мода -
[смотреть]




---
Это 2016-17, на каждый день, подиум и городская мода -

[смотреть]
это то, что на улицах уже сейчас, просто пока еще маргинально -



---
Вот модные тенденции в мужской одежде на нынешние лето-осень, 2017 -


А вот это тренд на 2018, для тех мужчин-ретроградов и консерваторов, кто пока не готов встать на каблуки и напялить платье, компромиссный вариант постепенного лишения мужественности -

Dolce & Gabbana, Giorgio Armani и Moschino
[смотреть]
Balmain, Dolce & Gabbana и Etro

---
И, если вы думаете, что это бесплодные теоретические изыски дизайнеров, то вот вам подсмотренные на улицах картинки -

[Spoiler (click to open)]


---
А вот и рискующий стать классическим элегантный стиль мужского делового костюма на сезон 2018

Так зачем Европа одевает мужчин в юбки и ставит на каблуки?
И да, аргумент - "мы не видели этого во время вояжей по Европе и в офисах наших европейских партнеров" - не работает.
Женские брюки когда-то тоже были новостью и вызовом общественному вкусу, совсем недавно, кстати, по историческим меркам.
[смотреть]
Между прочим, в той же Франции вплоть до 2013 г. по законодательству нельзя было носить брюки. Такой закон был принят еще 200 лет назад и из-за нерасторопности чиновников его никак не могли отменить, конечно, на деле в последние десятилетия никто за ношение брюк не был наказан, однако официальная его отмена произошла только сейчас.
Формулировкой для отмены закона стала «несовместимость с принципами равенства мужчин и женщин»...
Так отчего же мужчинам не начать носить юбки и каблуки столь же массово, сколь женщинам - брюки? Мы ведь стремимся в Европу душой и телом, нам же дороги истинные евроценности?
P.S.
Все материалы о евроценностях в этом блоге внизу под постом...