gala_gala15 (gala_gala15) wrote,
gala_gala15
gala_gala15

Почему пропагандоны в РФ не вопят: "Вы что, хотите, как во Франции!?"

отсюда

А почему, действительно? Вот ведь это был главный с 2014-го ход всей официальной пропаганды, от крупных пропагандонских СМИ - до последнего кремлебота, случайно или по заданию залетевшего в непропагандонский блог, где народ сетует на тяготы жизни:

"Вам что, Путин не нравится? Власти не устраивают? Цены растут, зарплата маленькая, безработица, нищета, разруха, воровство, коррупция, мигранты, беспредел силовиков и судейских, повышение пенсвозраста, ликвидация медицины и образования? Аааа! Вы - агенты госдепа, майданутые либерасты и кастрюлеголовые укроботы! Вы что, хотите как на Украине???"

Так вот, предлагаю новый лозунг в анти-методичку анти-АП:
Вопрос: "Вы что, хотите как во Франции?" Ответ: "Хотим, конечно же!". "Молодцы, французы!", "Виват, Франция!"
Это если коротенечко, а чуть поподробнее - давайте, разберемся?

Французы - победили? Скажем так, добились успеха, возможно, временного, но ведь добились же, сумели, преодолели, показали всему миру, что наследники коммунаров, а не "Жаны, родства не помнящие" - кто теперь рискнет бросить им презрительное "лягушатники"?
Разве что, завистники, сами на подобное неспособные, и потому пытающиеся самоутвердиться и самооправдаться уничижением сумевших отстоять свою честь и достоинство, классовые, да-да.

Показательна реакция российских СМИ, с потрохами принадлежащих господствующему паразитическому классу, крайне недовольному французскими событиями как "дурным примером" для россиян - все они, как один, начали с неделю назад петь дружным хором по темникам: "Это майдан!", "Кто проплатил жилеты?", "Все как на Украине!", "Цветные технологии!" и прочий вой, суфлируемый политтехнологами АП, обслуживающими интересы крупного капитала.

Тон задавало Кисель-ТВ, но и в блогосфере вой стоял знатный, кстати, вот вам, друзья мои 100%-ный маркер для идентификация "свой-чужой", какую бы риторику ни использовали вопящие: "во Франции был майдан", в остальное время - я специально отследила публикации крипто-пропагандонов из ленты и не нашла ни одного исключения, все спалились отменно, дружненько отработав методичку вслед за пропагандонами открытыми.

По следам прошедших событий одно из немногочисленных честных интервью в левоцентристском Накануне, просто предлагаю его вашему вниманию, поскольку в основном согласна с Семиным в проведенном анализе -

"Не надо крох – подавай весь багет". Французы добились своего на митингах, а могли бы и подписи собрать? 5.12.18
[Spoiler (click to open)]

Во Франции "желтые жилеты" все-таки добились послабления со стороны властей – после долгих массовых протестов был введен мораторий на повышение налогов на топливо. Кроме того, в ближайшие шесть месяцев в стране не будут расти тарифы на газ и электроэнергию. Но протестующим этого мало. Как заявляли представители "желтых жилетов", "французы не хотят крохи, они хотят весь багет".

А в рунете им саркастически отвечают, мол, вот дураки – надо было миллион подписей собирать и писать больше комментариев на форумах. И действительно, особенно живо протест французов отзывается в сердцах и умах россиян, так как еще совсем недавно правительство и президент, наплевав на все обещания, протащили антисоциальное повышение пенсионного возраста. И, вроде бы, тоже выходили митинговать – но то ли количеством не взяли, то ли организованность "слилась", то ли власти жестко "закрутили" все гайки.

При этом очевидно, что за успехом "желтых жилетов" наблюдают не только во Франции и в России – во всем мире. О том, почему – в беседе с Накануне.RU рассуждал журналист, автор программы "Агитация и пропаганда" Константин Семин.

Франция, "желтые жилеты"(2018)|Фото: REUTERS

– В СМИ пишут, что одна из причин уступок властей Франции состоит в том, что Макрон "слабак", а протесты сильны. Но тогда почему наши протесты против пенсионной "реформы" не сыграли свою роль?

Константин Семин(2018)|Фото: Накануне.RU– Дело в том, что в нашей стране рабочий класс люмпенизирован, он вытеснен из крупных городов, где предприятия просто позакрывали. А прибавочная стоимость теперь формируется в удаленных районах – преимущественно в Сибири, Зауралье, где эти скопления пролетариата находятся под очень жестким контролем со стороны собственников. Как мы видели за последнее время по попыткам организовать забастовки на разных предприятиях, их активность подавляется хозяевами в зародыше, и пока очень успешно.

То есть очень стремительная деиндустриализация последних 25 лет в нашей стране обескровила рабочий класс, обескровила трудящихся.

– Во Франции ситуация не такая?

– А во Франции ситуация не такая, хотя там тоже капитализм, но, в отличие от нашего сырьевого и периферийного, там капитализм развитого империалистического типа. Поэтому, во-первых, самих трудящихся больше, и людей, которые способны организовывать взаимодействие, тоже больше. Во-вторых, еще сильна инерция от Холодной войны, когда в противоборстве социалистического и капиталистического лагерей трудящимся Запада удавалось добиваться каких-то социальных гарантий и организовывать партии, профсоюзные движения, объединения.

То есть у них навык этой борьбы и организации еще не утрачен. Поэтому когда у французов правительство Макрона (а до этого и правительство Саркози), начало отнимать полученные в годы еще Холодной войны гарантии, то это вызвало, во-первых, резкое неприятие, отторжение, а во-вторых, достаточно серьезную активность забастовочного и профсоюзного движений. И хотя сейчас от движения "желтых жилетов" крупные профсоюзы дистанцировались, тем не менее, эта активность велика как раз потому, что велика инерция.

То есть это два разных состояния рабочего класса: у нас он анемичен, в придушенном состоянии, а во Франции нет. По крайней мере, не до такой степени.

– Удастся ли французам получить не только "крохи", но и "весь батон"?

– Конечно, хаотичное бурление не в состоянии решить ни одной стоящей перед рабочим классом задачи. Скорее всего, мы увидим то, что видели многократно на примере других западноевропейских стран – правительство может тактически отступить, пойти на какие-то переговоры и уступки, но все равно будет поджимать и постепенно, рано или поздно, дожмет эти реформы – так же, как дожало и предыдущие. Потому что состояние классового сознания рабочего движения во Франции хоть и лучше, чем у нас, но не намного.

Тем не менее, Франция, конечно, продемонстрировала активные действия вне правового поля. Потому что право – это всегда воля господствующего класса, возведенная в закон, соответственно, французам было бы наивно пытаться отстоять в пределах очерченной конструкции изъявления и волю граждан, например, путем сбора подписей. И такой урок преподнесен, конечно, всем.

– На "желтых жилетах" все закончится? Или это станет прецедентом?

– Я думаю, это не конец истории. Во-первых, мы знаем, что движение "желтых жилетов" уже перебросилось на другие страны, и не только в Западной Европе. Во-вторых, если посмотреть на это не из нашей "землянки", а чуть приподняться, то станет очевидно, что впервые в истории сформировался такой гигантский отряд пролетариата. Численность пролетариата в мире сегодня, по разным оценкам, составляет от полутора до четырех миллиардов человек. И все это вместе представляет собой огромный бочонок с порохом. Чем сильнее и дальше идет развитие капитализма, чем больше людей согнаны со своих мест и вовлечены в это общественное производство, чем больше количество эксплуатируемых – тем сильнее противоречия между теми, кто извлекает из этого прибыль, и теми, кто работает.

Поэтому достаточно маленькой искры (причем совершенно неважно, где она вспыхнет – во Франции или в какой-то другой стране), и может начаться цепная реакция, которая так же, как в начале 20 века, охватит несколько стран. Потому что эти люди, рабочие – неважно где, в Китае, во Франции, в России, в других странах – они уже далеко не какие-то средневековые по своему сознанию люди, они активные участники информационного обмена. И то, что произошло во Франции, известно всему миру. Крайне чувствительна к произошедшему там аудитория в нашей стране, на Францию смотрят ее ближайшие соседи, я уверен, что и в Азии на нее смотрят.

То есть это не сугубо французская история – она гораздо шире, хотя у нее, конечно, есть свои подводные течения, потому что в едином порыве против политики Макрона выступают и левые, и правые. И если левые недовольны реформами, эксплуатацией и всем остальным, то правые – это бунт мелкой и средней буржуазии против крупной. То есть это люди, которые бы хотели другого капитализма, капитализма для себя на национальной, шовинистической основе, как всегда и везде.

И куда эта взбесившаяся кобыла народного недовольства понесется, я думаю, говорить пока рано – не исключено, что этой ситуацией попытаются воспользоваться ультраправые и правые группировки, представляющие все ту же буржуазию, и мы увидим во Франции картину, подобную той, что видели в Штатах в 2016 году после выборов.

– Если "желтые жилеты" будут распространяться и дальше, то где может появиться искра?

– Искру может дать и не Франция – сейчас там, может быть, все потухнет – но непременно полыхнет в другом месте. И этот гигантский пороховой погреб обязательно рванет. Вопрос в том – что будет делать Россия? И каково место российских трудящихся в этом разгорающемся пожаре?

Франция, "желтые жилеты"(2018)|Фото: GLOBAL LOOK press

https://www.nakanune.ru/articles/114661/

---
И второе, в печатном органе господствующего класса, Форбсе, как ни странно, вполне объективное, с учетом характера издания -

Бензин и булыжник: почему Францию захлестнул уличный бунт 4.12.18
[Spoiler (click to open)]

В отличие от 2005 года, когда машины в Париже жгли в основном мигранты и их дети, в этот раз в протестах участвует городской средний класс, возмущенный ростом цен на топливо
Протесты, которые вот уже две недели сотрясают Францию, постепенно превращаются в фактор европейской политики и заставляют задуматься о том, каковы в современном обществе формы и методы оптимального взаимодействия народа и власти.

Предыстория проблемы достаточно известна: на фоне мирового тренда с дорожающей нефтью и в контексте бурного романа между французскими социалистами и «зеленым» лобби цены на моторное топливо во Франции в последние два года росли существенно быстрее, чем в остальных странах Евросоюза. Особую пикантность ситуации придавал тот факт, что дизельное топливо, которое всегда оставалось на 10-15% дешевле бензина, с 2013 года из-за введения различных «экологических сборов» стало дорожать ускоренными темпами. Только за последние 12 месяцев цены на него выросли на 22% и дизель сравнялся по цене с бензином. По состоянию на 30 ноября дизельное топливо продавалось по цене €1,43 за 1 л (что соответствует 108 рублям по текущему курсу), а на некоторых АЗС и того дороже. В этой цене налоги составляют около 59%, но государству захотелось большего, ведь в цене 95-го бензина эта доля достигает 66%, и было решено с 1 января 2019 года налоги на «вредный» дизель дополнительно повысить. Это грозит привести к дополнительному удорожанию топлива на 7,6 евроцента за литр, или почти на 5%.

Здесь народ и не сдержался. Протесты начинались мирно, как, собственно, и происходит в Европе в большинстве случаев. Но тут же получили широкую поддержку населения, так как люди давно устали от безумных даже по европейским меркам притязаний правительства (налоги во Франции самые высокие в Европе — чтобы получить на руки €100, работник и его работодатель должны заплатить «сверху» еще €131). 24 ноября число протестующих по всей стране превысило 100 000 человек. Министр внутренних дел Франции обвинил в организации беспорядков лидера крайне правого «Национального фронта» Марин Ле Пен, которая в 2017 году была соперницей Эммануэля Макрона на президентских выборах. Конечно, среди протестующих могли быть и наверняка были ее сторонники, но для большинства эти доводы стали дополнительным доказательством неадекватности властей, и ситуация обострилась. Как результат: сотня сожженных машин, почти тысяча арестованных манифестантов, двести раненых полицейских и четверо погибших, включая 80-летнюю пенсионерку, случайно убитую в Марселе полицейской шумовой гранатой.

По указанию президента Макрона премьер-министр страны Эдуар Филипп начал переговоры с протестующими, но градус противостояния пока не снижается.

Можно констатировать, что сегодня французские протесты существенно превзошли те, что происходили в 1995 году, когда страна была парализована всеобщими забастовками, спровоцированными реформой пенсионной системы (проще — повышением пенсионного возраста), запущенной кабинетом премьер-министра Алена Жюппе после четырнадцати лет правления президента-социалиста Франсуа Миттерана.

Следует признать, что современная демократия становится все менее устойчивой. В странах, где демократический выбор реален и богат, победа все чаще достигается очень незначительным большинством (или даже меньшинством), а масштаб разногласий противостоящих политических лагерей оказывается таким большим, что каждая из сторон начинает затем руководствоваться исключительно ненавистью к противоположной. Там, где реального выбора нет из-за всякого рода «фильтров» и партийных ограничений, но демократические процедуры все еще принято формально соблюдать, повсеместно снижается явка, и победитель сталкивается затем с безразличием и недоверием. И в том и в другом случае легитимность власти оказывается относительно условной, и поэтому к ее традиционной логике — «до выборов еще пять [четыре, три] лет, так что можно делать почти все, что захочу» — обязательно следует добавлять элементарную осторожность и понимание, что электорат не стоит злить. Разного рода «майданы» в мире постмодернистской политики и социальных сетей становятся все более распространенными и успешными именно потому, что малейшее разочарование во власти деморализует ее сторонников и в то же время сплачивает противников, убежденных в том, что легитимность институтов относительна.

Во Франции сегодня мы наблюдаем именно такую ситуацию, а не банальную забастовку, каких бывало много. Сейчас целый ряд аналитиков ведут счет потерям и убыткам этой осени, сравнивая происходящее с событиями 2005 года. На мой взгляд, это совершенно ошибочно. Тогда протесты начались в пригородах Парижа, в бедных и преимущественно иммигрантских районах, и машины жгли в основном мигранты и их дети, тем самым выражая свое возмущение царящей «несправедливостью». Сегодня ситуация противоположна: на улицы — причем центральные — выходит городской средний класс, который не хочет больше платить бешеные налоги, значительная часть которых тратится на пособия и SMIC (минимальный размер оплаты труда) для тех, кто громил все вокруг 13 лет назад. Власти столкнулись с, вероятно, самым серьезным протестом с революционного 1968 года. В нем слилось все: недовольство высокими налогами и стоимостью жизни, разочарование проводимой социальной политикой, опасение нарастающей иммиграции, ощущение оторванности французских и европейских политиков от народа. Французский президент, избранный в прошлом году едва ли не как спаситель нации, пользуется сегодня поддержкой всего 25% избирателей.

Однако проблема не ограничивается лишь масштабами протеста и глубиной разочарования. Существенно осложняют дело два фактора. С одной стороны, это поддержка протестующих населением: по последним данным, она приближается к 84%, что делает практически невозможным применение любых жестких мер к манифестантам. С другой стороны, нынешний протест, в отличие от событий полувековой давности, не имеет организованного ядра — руководителей, с кем при желании власть могла бы инициировать диалог. Все это крайне ограничивает действия правительства, сводя их, по сути, лишь к аресту зачинщиков и наиболее активных участников протеста. Такая тактика имеет небольшие шансы на успех, ведь ни в одной европейской стране сегодня нельзя арестовать несколько тысяч человек в надежде держать их в камерах больше одного-двух дней. А уличные протесты в стране пока не собираются идти на спад. И все это не оставляет Елисейскому дворцу иных вариантов, кроме как отступить. Победа в противостоянии, в которое оказался втянут президент Макрон, невозможна. Уступки необходимы здесь и сейчас, иначе может быть поздно.

Думаю, что нынешним французским властям хватит политической мудрости, чтобы это понять и достойно отказаться от непопулярных решений. Вполне возможно, что за оставшиеся несколько лет пребывания в должности «технократический» президент сумеет вернуть себе доверие избирателей.

Протесты во Франции, на мой взгляд, показывают, что даже в благополучных и богатых обществах с относительно некоррумпированной властью у населения есть большой список претензий к своим правителям. Очевидно, что в политике XXI века нет и не может быть твердо установленных сроков пребывания у власти, гарантированной послушности народа на фоне произвольно принимаемых законов и правил. Сегодня государство возвышается не над массами и классами, как это было еще сто лет назад, а над подвижным множеством индивидов, которые порой способны мобилизоваться по причинам, в которых заранее сложно разглядеть повод для недовольства.

Наблюдая за событиями во Франции, прежде всего хочется спросить самого себя, а может ли нечто подобное произойти в России, где бензин давно уже привык дорожать на фоне снижающихся цен на нефть? С одной стороны, и в России, и в большинстве других стран постсоветского пространства население не готово выходить на улицу против системного ухудшения экономической ситуации, затрагивающего большинство граждан. Подобных выступлений в этих странах не видели с начала 1990-х годов. И даже пенсионная реформа, не говоря уже о повышении НДС или росте цен на бензин, не вызвали в России ничего сопоставимого по масштабу и ожесточенности с французским протестом.

С другой стороны, парижские протесты ставят другой очень важный вопрос: как ответит российская власть на выступления, хотя бы отдаленно сходные по масштабу и характеру с французскими? Лично у меня тут нет сомнений: реакция будет в разы более радикальной, чем в Европе. И если это случится, то никто не сможет спрогнозировать реакцию толпы. И более того, никто не сможет гарантировать лояльность властям простых полицейских или омоновцев, если вместо отправки в автозаки хихикающих подростков дело дойдёт до настоящих уличных столкновений.
http://www.forbes.ru/obshchestvo/369923-benzin-i-bulyzhnik-pochemu-franciyu-zahlestnul-ulichnyy-bunt

---

ЧТО БЫЛО ВО ФРАНЦИИ И ВОЗМОЖНО ЛИ ТАКОЕ В РОССИИ?

мини-майдан, да
3(8.3%)
мини-майдан, нет
4(11.1%)
революционное выступление, да
3(8.3%)
революционное выступление, нет
5(13.9%)
классовая борьба, да
13(36.1%)
классовая борьба, нет
4(11.1%)
иное в комментах
4(11.1%)

---
Я уже высказывалась по поводу французских событий подробно и эмоционально, особо прибавить мне нечего -

Кроме того, разве что, что французы предсказуемо получили вознаграждение за свою активность, что не означает конечную победу - их додавят, конечно, но они почувствовали себя нацией, народом, сильными и гордыми людьми. В отличие от...

Однако, даже локальная победа над обстоятельствами и классовым врагом дорогого стоит, как минимум, профилактирует выученную беспомощность, присущую, увы, россиянам, приобретенную ими за последние 28 лет и теперь довлеющую, не позволяющую сопротивляться обстоятельствам вполне "преодолимой силы", просто потому, что "мы же знаем, у нас все равно ничего не выйдет".

Не выйдет, естественно, поскольку - "дорогу осилит идущий", а не сидящий на диване и трусящий даже себе признаться в том, что поведение его давно уже не отличимо от холопьего, рабского, настолько, что паразитический класс может себе позволить любое глумление, зная, что ответа не будет, съедят все, достаточно соврать что-нибудь лениво, вроде: "мы страдали, принимая это решение" (Дм.Медведев, сегодня), или "это было вынужденное решение, надеюсь на понимание" (В.Путин, недавно).

Есть ли в этом наша вина? Наверное, есть, виноватым редко бывает кто-то один.
Хотя существуют и объективные факторы, о которых сказано в интервью, и которые делают сопротивление народа России весьма проблематичным, но все же - не невозможным...
Что будет дальше? С учетом сказанного выше и наблюдаемого параллельно?

Дальнейшее наступление капиталистов на права трудящихся по всему миру, все более жесткий социальный геноцид в РФ и подавление в зародыше всяких попыток протеста, которые периодически возникают, конечно же, но быстро локализуются и ликвидируются собственниками, не намеренными допустить революционного развития событий ни в коей мере.

Их интерес нам понятен, а наш? Не пробовали ответить себе на вопрос: "Вы что, хотите как во Франции?"
И не утешайте себя тем, что "это был майдан". Нет. Это была классовая борьба в классическом виде.
Майданом там и не пахло, как сейчас ни пытаются все апэшные пропагандоны дискредитировать французский протест заявлениями о майдане, слово "майдан" стало способом дискредитации ЛЮБОГО народного выступления и классовой борьбы.

Вот уже вижу попытки называния и Великой октябрьской революции майданом, паразиты во власти и их холуи-пропагандоны страшно БОЯТСЯ народной активности и всячески ее очерняют.
Кстати, помните про маркер, друзья и выявляйте засланных казачков, прикидывающихся своими

И - да. Россия не хочет - "как на Украине", майдан со сменой одних властных паразитов на других, таких же, ей не нужен, ни даром, ни за печеньки. Россия хочет - "как во Франции", классовую борьбу трудящихся за свои права.
Хочет, но не может. Пока?
UPD
[Spoiler (click to open)]

yuri_ost
7 декабря 2018, 02:44:03
Пассивность наших людей ужасающая. Даже на согласованные митинги пришло народа меньше, чем я ожидал. А французы - молодцы.

kolybanov
7 декабря 2018, 03:22:11
Экономическая классовая борьба (увы это самая элементарная форма, но лучше чем ничего)

gala_gala15
7 декабря 2018, 03:39:08
У нас-то и ее нет. Попробовали бастовать на Северах,быстро хозяева приструнили - поувольняли, все и заглохло. Нам даже майдан не понадобился, как украинцам, чтобы провернуть все то же самое, убийство медицины и образования, пенсионку и ЖКХ, все один в один - но без переворота! Реально, завтра децимацию объявят - никто не почешется.

silentlana
7 декабря 2018, 03:53:05
Там во Франции еще не закончилось, в субботу вроде что-то крупное будет. Войска в Париж подтягивают.
А у нас будто морок навели. Хотя по углам, кухням курилкам и пабликам бухтят, но...
А сверху насмехаются, указивки дают: "Украшать территории, создавать праздничное настроение".

elena_dempsey
7 декабря 2018, 04:47:13
Я знаю в чем дело. Не за что русским бороться. Идеи нет. И доверия нет к любой идеологии. Ответ ширнармасс на предложение бороться -- ну и что изменится? Что толку?
У нас только бунт возможен, голодный. Когда дети ночами от голода выть будут.

dyshe_lov
7 декабря 2018, 06:26:46
Так все таки кто оплачивал весь этот "праздник протеста" ?
Кто координировал выступления, поставлял бензин, жилеты, кормил ?

Виктор Иванов
7 декабря 2018, 07:25:20
Представляете, люди умеют самоорганизовываться и себя обеспечивать!
Это только свиньи не могут без чужого корыта майданить..

hobbit_2_18
7 декабря 2018, 06:33:01
Я выбрал "классовую борьбу". Это специфическое выступление "периферийного среднего класса"( живущего в коттеджах за 30-40 км от города), поддержанного фермерами , провинциальными безработными, почтальонами, кое-где и полицией, против неолиберального курса олигархии .
Парижский профсоюз работников полиции заявил о солидарности с демонстрантами, готов завтра объявить забастовку , Макрон вызвал войска.
Народец в Италии, Германии, Бельгии, Голландии ждет завтрашнего дня, запасается желтыми жилетами. За выступающими не стоят ни политические партии, ни внешние силы, некого хватать.

Виктор Иванов
7 декабря 2018, 06:59:39
Пропагандоны на ТВ очень грамотно работают для быдло-электората.
Шейнин, брызжа слюной: "я сначала решил, что французы действительно сами вышли, но как только увидел оранжевые жилеты, сразу понял - как на майдане!"

Феерический пздц, если это работает.

ЗЫ: На один из моих комментов был ответ от Лидия Личутина:
ПУТИН-читайте по буквам Преступное Уничтожение Территории И Народа!

Вот так уже народ реагирует. А год назад и рядом не стояло.. Так что процессы идут и весьма быстро.

zelenyigor
7 декабря 2018, 07:24:14
Массово выходят только в получении халявы. https://m.youtube.com/watch?v=kwNhP30iGnM&t=0s
Так же как ты "буйный" и при случае своему окружению высказываю всё о происходящем с попыткой "разбудить", но в мозгах у людей уже не вата, а низкосортный поролон. А мне же трудно и больно наблюдать как нас убивают морально и реально.
Трудно плыть в серной кислоте, против течения....

crazybard
7 декабря 2018, 08:53:14
Они ничего не будут делать, пока не отнимут тачку-дачку-ТЦ.
До какой степени докатилась нация - все плюй им в глаза, а это божья роса.

rlptrt
7 декабря 2018, 09:25:38
Во Франции вобще интересно. К Парижу стягиваются войска.
Стати, а как там с безопасностью ЛизочекПесковых?


hobbit_2_18
7 декабря 2018, 15:26:55
У нас многие не верят, что люди на что-то способны сами по себе,без руководства со стороны известной партии или иностранной структуры. Во Франции - вполне. Там нет полицейского государства, хотя сами французские ажаны имеют репутацию ребят жестких, а тюрьмы - далеко не скандинавские курорты.
Tags: Франция, протест
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo gala_gala15 март 25, 06:32 125
Buy for 20 tokens
ВНИМАНИЕ, ТОВАРИЩИ: ВАЖНЫЕ НОВОСТИ - НЕПРИЗНАНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ВЫБОРОВ 18.03.18 ПДС НПСР ЧИТАЕМ О НАРУШЕНИИ ВСЕХ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРИНЦИПОВ И ЗАПРЕТОВ - Виктор Имантович Алкснис: "Речь не идет о Грудинине. Мы ведем речь о том, что в ходе избирательной кампании был попран один из основных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 108 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Besthobbit_2_18

December 7 2018, 03:33:01 UTC 1 week ago Edited:  December 7 2018, 03:35:40 UTC

  • New comment
Я выбрал "классовую борьбу". Это специфическое выступление "периферийного среднего класса"( живущего в коттеджах за 30-40 км от города), поддержанного фермерами , провинциальными безработными, почтальонами, кое-где и полицией, против неолиберального курса олигархии .
Парижский профсоюз работников полиции заявил о солидарности с демонстрантами, готов завтра объявить забастовку , Макрон вызвал войска.
Народец в Италии, Германии, Бельгии, Голландии ждет завтрашнего дня, запасается желтыми жилетами. За выступающими не стоят ни политические партии, ни внешние силы, некого хватать.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →