gala_gala15 (gala_gala15) wrote,
gala_gala15
gala_gala15

Categories:

Начистоту: ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ БУДЕТ ПЛАТНЫМ. Сегрегация и формирование сословного общества начаты?

ОБРАЗОВАНИЕ БУДЕТ ПЛАТНЫМ - это вопрос решенный, смиритесь, родители и лица, к ним причастные, либо сочувствующие и вовлеченные.
Оснований для подобного заявления было и так более чем достаточно, но вот после прочтения этого интервью в охранительских Известиях с жесточайшей редакционной цензурой, можно утверждать это со 100%-ной вероятностью, это если условиться считать, что пока что оно "бесплатное".
Читайте сами и делайте выводы, если сумеете, мой краткий, но исчерпывающий  комментарий будет ниже...
В качестве предисловия - две схемы:


[смотреть]
*смысл изображений станет понятным после прочтения текста
---
Интервью многолетнего бессменного председателя ликвидационной комиссии системы российского образования, читать внимательно и вдумчиво -

Ректор ВШЭ: «Бумажный учебник до 2025 года не доживет»
Ярослав Кузьминов — о том, какие изменения ждут российское образование в ближайшие годы



В ближайшие 10 лет государство не сможет дать школе больше чем 2% ВВП, которые сейчас идут туда. А вот в том, что наши граждане смогут собирать деньги на уровне городов, поселений, чтобы дофинансировать школу, я практически уверен.

— Почему?

За последние годы в разы выросла доля граждан, которые готовы финансировать улучшение образования детей. Причем не только собственных, но и «соседских».
В декабре 2016 года мы проводили широкое социологическое обследование населения, которое показало огромный сдвиг в настроениях.
Сегодня 41% граждан готовы платить от 5 до 15% дохода, чтобы их дети получили лучшее образование. Это огромные деньги, примерно столько же платят американцы. Мы пока не задействовали этот инструмент.


При этом около четверти россиян готовы платить за повышение качества работы школ дополнительно 2% от своего дохода в виде местных налогов, при условии, что они смогут контролировать целевое использование этих средств. Как видите, у нас есть серьезный потенциал на местах, мы не должны забывать, что мы не просто имеем право, а обязаны его задействовать, потому что школа серьезно недофинансирована.
Почти не финансируется переподготовка учителей, экскурсии, внеклассная деятельность, очень плохо финансируется переоборудование, пополнение библиотек. Но главное — школы не получают ресурсов на разнообразие. Ресурсов, которые обеспечивали бы выбор предметов, с одной стороны, и индивидуальный подход к ученикам — с другой.
[Spoiler (click to open)]

— Какая реформа нужна средней школе?

— Школе нужна не реформа «как нынешнюю школу сделать лучше», а подготовка к изменениям, которые произойдут помимо школы. Наша общеобразовательная школа стоит перед вызовом — новыми технологиями, которые в ближайшее время взорвут сложившиеся методики обучения.
Искусственный интеллект будет доступен каждому ребенку, в виде «облачных» сервисов. До этого автоматы выполняли рутинные действия, а искусственный интеллект решает задачи рутинного выбора. Где больше всего рутинных задач? В школе. Это значит, что школа, построенная на задачниках, решениях с заранее известным ответом, рухнет. Потому что учитель не сможет понять, решил ли Петя такую задачу сам или за него ее решила специальная программа. Основанная на опыте прошлого века методика образования пойдет под откос.

— И что делать?

— Обучать новое поколение учителей, давать действующим учителям новые компетенции, внедрять групповые формы работы, переходить к проектному обучению. В проектном обучении ребенок увлечен, он решает свою, а не внешнюю задачу.
Ведь автоматы не вытеснят нашу цивилизацию. Автоматы выполнят действия, которые нам скучны, а то, что нас интересует, мы будем делать по-прежнему — руками или головой. В школе ребенка удержит не принуждение, а интерес, ощущение полезности знаний.

Это значит, что учитель через десять лет будет на порядок больше воспитателем, чем сейчас. Здесь мы с министром образования сходимся: у нас дефицит учителя как воспитателя. Учитель должен воспитывать интерес к знаниям, умение выбирать задачи и ресурсы. Он должен поддерживать и тех, кому трудно, и тех, кто двигается успешно. Это сложно, потребует помощников, в том числе — из наиболее успевающих школьников.

У ребенка должна быть возможность получить персональную поддержку: дополнительные занятия по предмету, помощь тьютора, психолога, дефектолога. Нужны проектные коллективные формы работы, самоуправление учеников, волонтерство, активная социализация, воспитание солидарности. Обязательно должна быть поддержка тех, кто слабее тебя.

— Новая школа потребует и изменения федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОСов)?

— Со ФГОСами есть две проблемы. Во-первых, во ФГОСах сегодня практически нет содержания образования, есть только очень общее описание результатов. Я согласен с критиками ФГОСов: ядро знания должно наследоваться, мы должны его сохранять. Но лучше всего описывать это ядро через конкретные результаты — какие культурные и содержательные коды и аналитические навыки мы хотим передать через предмет каждому школьнику. Для решения этой задачи не нужен единый учебник. Что это такое, я не понимаю. Сама постановка вопроса о едином учебнике звучит как анахронизм в эпоху немедленного открытого доступа к бесконечной библиотеке и для учителя, и для ученика. Но если речь идет об общем ядре содержания, я эту идею поддерживаю — мы так далеко разъехались по ряду дисциплин, что иногда ребенок не может перейти из школы в школу.

Во-вторых, надо во ФГОСах отразить и воспитательные задачи — сделать более конкретными требования к образовательному опыту школьников, предусмотрев участие в предметных проектах, в позитивной социальной деятельности.

— Вы не раз говорили, что через несколько лет не останется бумажных учебников.

— Бумажный учебник, на мой взгляд, поживет еще несколько лет, но до 2025 года не доживет точно. Люди будут продолжать писать и читать, в том числе на бумаге, она останется просто как часть традиции, но электронный учебник дает на порядок больше возможностей для конкретного человека. Современные технологии уже способны угадать, что ребенок осваивает лучше, а что хуже.

— Единый учебник должен быть рассчитан на среднего ученика? Но что в таком случае делать сильным ученикам? Им по каким пособиям учиться?

— Средний ученик — категория, характеризующая школу индустриального периода, но у нас такая школа задержалась, к сожалению. Средние ученики — это 60% класса. Есть люди, которые опережают программу, есть, которые не успевают, и есть люди, у которых абсолютно другой тип мышления. Типичный пример: часть людей воспринимает математику как символы, часть — как образы. Для первых ключ к освоению — алгебра, для вторых — геометрия.

Индустриальный подход — это когда ты ориентируешься на большинство класса. Он экономит усилия учителей (а учитель сейчас перегружен). Но применяя его и не обеспечивая индивидуализацию, психологическую поддержку детям, мы в результате теряем до четверти выпускников.

— В каком смысле?

— По результатам международных исследований, 28% выходящих из нашей школы людей не осваивают на уровне функционального применения как минимум одну из трех ключевых областей, например математику или естествознание. В этой ситуации заложена высокая вероятность оказаться неуспешными в дальнейшей жизни. Это примерно соответствует той доле населения, которая не вносит позитивного вклада в ВВП, очень мало зарабатывает — меньше, чем общество на этих людей тратит. Общество тратит на социальную помощь, на пособия по безработице, на содержание полиции и тюрем. Грубо говоря, наша экономика каждый год теряет практически четверть потенциального человеческого капитала.

Ориентация школы на основную группу учащихся, когда талантами и людьми с другим типом мышления мало кто занимается, а отстающих просто отбрасывают, — очень плохая черта. Я не люблю говорить про это с позиций экономиста, потому что занимаюсь образованием, и для образования каждый будущий неуспех человека — это трагедия. Но даже с обезличенной точки зрения, которая рассматривает человека как экономический ресурс, мы недополучаем 20% ВВП, пятую часть своего потенциального национального богатства.

Это не уникальная ситуация для России и других постсоветских государств. Такое же положение, как у нас, в Бразилии, Индии, Китае, Мексике, условно — в странах БРИКС. Но все такие страны, кроме России, трудоизбыточны. Они могут «оставлять за бортом» неуспешных — в фавелах, в огромном аграрном секторе, и это не скажется на их темпах роста. Наша же экономика испытывает дефицит трудовых ресурсов, у нас низкая безработица. Для нашей экономики каждый гражданин — не лишний.

— Как преодолеть неуспешность школьников?

— Любой психолог вам скажет, что неуспех, неспособность усваивать программу — не генетическое явление. Генетика ответственна за 5% случаев. В половине остальных случаев отсутствовала педагогическая и психологическая помощь родителям маленького ребенка.

Система психологической помощи молодым семьям есть во многих европейских странах. Мы подсчитали ее стоимость для национальной экономики России: 300 млрд рублей в год, меньше 0,5% ВВП. Она дорогая, но ее внедрение того стоит. Это сократит в два раза количество неуспешных детей в детском саду. А если добавить к этому индивидуализацию образования и психологическую помощь в школе, то эти три компонента могут спасти 20% из 25% неуспешных людей.

Нужно увеличить финансирование школ, в которых самые плохие результаты и из которых в вузы поступает меньше половины выпускников, менять руководство, давать специальные гранты на преобразования, потому что там собраны дети, которые нуждаются в помощи.

— Сколько это будет стоить?

— По нашим подсчетам, на всё это — систему поддержки семей, возвращение в школу психологов, воспитателей, тьюторов — нужно около 1% ВВП. Часто идея индивидуальных траекторий обучения воспринимается как некая прихоть, либеральное баловство. Но можно просто посчитать результаты отсутствия этой системы. В Финляндии, где всё это есть, лишь 5–7% неуспеха. Такой подход имеет чисто экономическое содержание..
https://iz.ru/620705/elena-loriia/chetvert-rossiian-gotova-platit-za-kachestvo-shkol-2-dokhoda
---
Для несведущих - уже в 90-х двигателем кардинальной перестройки образования в целях приспособления его к рынку стала Высшая школа экономики, созданная в 1992 г. по инициативе Всемирного банка и на его средства и при поддержке со стороны таких членов правительства, как Гайдар и Абалкин. Именно здесь собрались американские советники, приступившие к ломке социальной сферы и изменению общественного сознания в России на основе иностранной идеологии и иностранных учебных материалов. ВШЭ превратилась в «мозговой центр» исполнительной власти, будучи оплотом неолиберального догматизма, распространяющим эту идеологию на все сферы интеллектуальной и практической жизни страны...

Более откровенной  геббельсовской пропаганды, где оголтелая ложь смешана с крупицами правды - "рус, сдавайся, будешь пить баварское",  в смеси с социал-дарвинизмом,я еще не слышала из официальных уст и в таком издании.
В сущности, господин говорит о полной ликвидации доступного всеобщего образования, под лозунгом его оптимизации и модернизации, что очевидно для любого человека, кто мало-мальски в теме.

Для тех же, кто вдруг чудесным образом не в курсе:

1. Кузьминов - бессменный ректор Вышки (ВШЭ), то есть - соавтор проекта ликвидации сначала советского, а потом и российского образования, до основания, под корень, в ноль.
Все дорожные карты по реформированию образовательной системы России пишутся этим ВУЗом, являющимся послушным проводником воли Запада, западным агентом на содержании у российского государства.
Соответственно - все, происходившее последние десятилетия в РФ, от ЕГЭ до Болонской, от уничтожения школ, до написания русофобских учебников, от заваливания учителей бумажной работой, до вынуждения родителей платить за все и вся - его заслуга, целиком и полностью.

2. Вышка получает самое большое финансирование из всех российских ВУЗов и продолжает убивать государство посредством убийства образования как залога его будущего, за государственный же счет - ведут антироссийскую деятельность ректор ВШЭ и его супруга, руководитель ЦБ Набиуллина.

3. До сих пор все заявленные начинания Вышки и Кузьминова были успешно реализованы, несмотря на сопротивление профессионального сообщества и общества, так что можете не сомневаться, что переход на платное образование вопрос решенный 100%-но.

4. Министерство образования - структура, фактически находящаяся на ступеньку ниже в иерархии, чем ВШЭ, поэтому воспрепятствовать реализации проекта возможности не имеет, кто бы ее ни возглавлял и даже чистка, проведенная постливановским министром О.Васильевой, немногое изменила.

5. Заверения чиновников о том по Конституции образование бесплатно и общедоступно - ложь и манипуляция, поскольку бесплатным будет минимум, соответствующий потребностям человека, не мыслящего себе профессию выше дворника или разнорабочего.


6-10. Можно было бы добавить многое по каждому пункту заявлений интервьюируемого, но не стану, сказанного достаточно.

*ГУ-ВШЭ является центром, через который проходили и проходят все идеологические, кадровые и финансовые пути перестройки образования, однако при всей значимости ВШЭ – это всего лишь ретранслятор разработанных в зарубежных центрах и озвученных Всемирным банком идей.

Для тех, кто недопонял, или сомневается, старый пост -
ТЗ: Ликвидация системы российского образования посредством реформы. Кто - заказчики и подрядчики?

Желающие вникнуть глубоко могут прочесть книгу, подробно описывающую систему реформирования-уничтожения российского образования - РАЗРУШЕНИЕ БУДУЩЕГО. КТО И КАК УНИЧТОЖАЕТ СУВЕРЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ
---
А теперь праздничное видео - поздравление с первым сентября и оценка нынешней ситуации в системе образования России от подлинного профессионала и эксперта:

"Авгиевы конюшни российского образования"
Сегодня для 15 миллионов школьников и 4, 4 миллиона студентов по всей России начинается новый учебный год. В Госдуму внесен законопроект, который разрешает муниципалитетам переносить начало учебного года в школах с 1 сентября на 1 октября. О проблемах российского образования рассказывает публицист, автор учебников по истории России Евгений Спицын.

А вот рассуждения о платности образовательной системы в России год назад -

"За образование заставят платить всех".
Правительственные «либералы» шаг за шагом уничтожают все остатки доступного образования созданного в годы советской власти. Уже сейчас создана система, когда в школе дается минимальное количество знаний, лишающее возможности сдать ЕГЭ без помощи репетиторов.

Пара кратких цитат: "У нас бесплатности образования как таковой нет по факту.
На бесплатном уровне скоро оставят такой уровень, который не позволит человеку получить полноценное образование, позволяющее в дальнейшем зарабатывать на достойную жизнь.
В 46-м году уровень затрат на образование составляло 13,5%. А сейчас у нас 3%, при том что совокупный бюджет СССР и РФ несравним. Количество учебных заведений сокращено на 40%, при том, что население России и Союза сопоставимо."
---
Собственно, лучшего способа сегрегации общества и формирования сословий по типу индийских каст не придумаешь, финансовый барьер обернется барьером интеллектуальным.
Дети тех, кто не может себе позволить платить за обучение свыше самого минимума, будут лишены всяких шансов подняться хотя бы на одну социальную ступеньку выше своих родителей.
*тем, кому не до конца понятен механизм, рекомендуется рассмотреть внимательно картинки сверху.

А теперь прочтите интервью с академиком Капицей, данное им в самом начале работы комиссии по ликвидации образования в России, ВШЭ под руководством Кузьминова -

Сергей Капица: Как Россию намеренно превращают в страну дебилов
"Я предупредил министров: "Если вы будете продолжать такую политику, то получите страну дураков. Такой страной легче управлять, но у неё нет будущего".


Слова из заголовка были сказаны Сергеем Петровичем еще в 2009 году, в одном из интервью газете АИФ. Тема духовной, культурной и нравственной деградации поколений в России была ему особенно близка. Сын лауреата Нобелевской премии Петра Леонидовича Капицы, советский и российский учёный-физик, просветитель Сергей Петрович Капица для большинства из нас не нуждается в представлении.
[Spoiler (click to open)]

Но вернемся к словам Сергея Петровича, ведь они оказались пророческими. На дворе 2016 год, и поколение современной молодежи по-прежнему все меньше читает русскую классику, уже не так разборчиво пишет, чернила, ручки, книги сменились электронными игрушками, гаджетами и мобильными приложениями. Поколение мобильных и самоуверенных, информированных и псевдопрогрессирующих людей, с головой ушедших в оцифрованный мир, с легкостью подменивший настоящий, где нет места чувствам и эмоциям.

Сергей Петрович неоднократно делился своими мыслями о современном поколении, а также нередко объяснял разницу между поколениями.

Мы собрали самые важные, на наш взгляд, выдержки из интервью великого мыслителя Сергея Петровича Капицы, и попробуем разобраться, понять, что изменилось с 2009 по 2016 год, есть ли повод раздувать панические сопли и так ли все плохо в современной России?

Предыстория: В 2009 году Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провёл исследования, которые власти предержащие как-то не заметили. А напрасно. Их результаты таковы, что как минимум двум министерствам — культуры и образования — нужно жать на все «тревожные кнопки» и собирать экстренные заседания кабинета министров. Потому как, согласно опросам ВЦИОМ, 35% россиян НЕ ЧИТАЮТ КНИГ ВООБЩЕ!

А ведь Россия, если верить речам президента и премьер-министра, взяла путь на инновационное развитие. Но о каких инновациях, научных прорывах, развитии нанотехнологий и т. п. может идти речь, если больше трети населения страны за год ни разу не взяли в руки книгу? По этому поводу в 2009 году газета АИФ взяла небольшое, но развернутое интервью у профессора С. П. Капицы. Вот выдержки из этого интервью:

«Россию превращают в страну дураков»

«Данные ВЦИОМ говорят о том, что мы наконец пришли к тому, к чему стремились все эти 15 лет, — воспитали страну идиотов. Если Россия и дальше будет двигаться этим же курсом, то ещё лет через десять не останется и тех, кто сегодня хотя бы изредка берёт в руки книгу. И мы получим страну, которой будет легче править, у которой будет легче высасывать природные богатства. Но будущего у этой страны нет! Именно эти слова я произносил пять лет назад на заседании правительства. Время идёт, а процессы, которые ведут к деградации нации, никто даже не пытается понять и приостановить.

У нас происходит полный разрыв слов и дел. Все говорят об инновациях, но при этом не делается ничего, чтобы эти лозунги начали осуществляться. И объяснения «Я так много работаю. Когда же мне ещё и читать?» не могут служить извинением. Поверьте, наше поколение работало не меньше, но время для чтения при этом всегда находилось. А производительность труда в обществе несколько десятков лет назад была выше, чем сейчас.

Сегодня же чуть ли не половина трудоспособной молодёжи работает в охранных организациях! Получается, что все эти молодые парни — тупые, ограниченные люди, способные лишь бить морду?»

Зачем человеку читать?

«Вы спрашиваете, зачем вообще человеку читать. Опять-таки приведу пример: организмы человека и обезьяны очень близки по всем своим характеристикам. Но обезьяны не читают, а человек читает книги. Культура и разум — вот основное отличие человека от обезьяны. А разум основан на обмене информацией и языке. И величайший инструмент обмена информацией — именно книга.

Раньше, начиная ещё со времён Гомера, существовала устная традиция: люди сидели и слушали старцев, которые в художественной форме, через сказания и легенды прошедших эпох, передавали накопленные поколением опыт и знания. Потом возникло письмо и вместе с ним — чтение. Традиция устного сказа угасла, а теперь угасает и традиция чтения. Возьмите как-нибудь и хотя бы ради любопытства перелистайте переписку великих.

Эпистолярное наследие Дарвина, которое сейчас издаётся, — 15 тыс. писем. Переписка Льва Толстого тоже занимает не один том. А что останется после нынешнего поколения? Их эсэмэски будут издавать в назидание потомкам?»

Роль ЕГЭ в образовании

«Я давно предлагал изменить критерии приёма в высшие учебные заведения. Не надо никаких экзаменов — пусть абитуриент напишет сочинение на пяти страницах, в котором объяснит, почему он хочет поступить на тот или иной факультет. Умение грамотно изложить свои мысли, суть проблемы демонстрирует интеллектуальный багаж человека, уровень его культуры, степень развития сознания.

А ЕГЭ, который сегодня используют, не может дать объективной картины знаний школьника. Он построен лишь на знании или незнании фактов. Но факты далеко не всё! Впадает ли Волга в Каспийское море? Ответ на этот вопрос заслуживает не галочки в соответствующей клеточке, а отдельной серьёзной беседы. Потому что миллионы лет назад Волга впадала не в Каспийское, а в Азовское море, география Земли была другой. И вопрос из хрестоматийного превращается в интересную проблему. Чтобы решить её, как раз-то и требуется понимание, которого без чтения и образования добиться невозможно.»


Чувства вместо умов

«…Вопрос потери интереса к чтению — это вопрос о том, что сейчас происходит с людьми. Мы упёрлись в очень сложный момент развития человечества в целом. Темпы развития техники сегодня очень высоки. А наша способность это всё осмыслить и разумно в этой технической и информационной среде жить от этих темпов отстаёт.

Мир переживает сейчас очень глубокий кризис в сфере культуры. Так что ситуация в нашей стране довольно типична и для всего остального мира — в Америке и в Англии тоже мало читают. Да и такой крупной литературы, которая существовала в мире 30-40 лет назад, сегодня уже нет. Сейчас властителей умов вообще найти очень сложно. Возможно, потому, что никому не нужны умы — нужны ощущения.

Нам сегодня не к чтению нужно отношение менять, а коренным образом поменять отношение к культуре в целом. Министерство культуры должно стать важнейшим из всех министерств. А первоочередная задача — перестать подчинять культуру коммерции.

Деньги есть не цель существования общества, а всего лишь средство достижения тех или иных целей.

Вы можете иметь армию, солдаты которой будут доблестно сражаться, не требуя вознаграждения, потому что верят в идеалы государства. А можно иметь на службе наёмников, которые с равным удовольствием будут убивать и своих, и чужих за одни и те же деньги. Но это будут разные армии!

И в науке прорывы делаются не за деньги, а для интереса. Такой вот кошачий интерес! И с крупным искусством то же самое. Шедевры за деньги не рождаются. Если же всё подчинять деньгам, то деньгами всё и останется, не превратятся они ни в шедевр, ни в открытие.

Чтобы дети вновь начали читать, в стране должна сложиться соответствующая культурная обстановка. А что сейчас определяет культуру? Когда-то тон задавала Церковь. Люди в выходной день шли в храм и вместо телевизора смотрели на фрески, иконы, витражи — на иллюстрацию жизни в образах. Великие мастера работали по заказу Церкви, большая традиция освещала всё это.

Сегодня люди ходят в Церковь гораздо меньше, а обобщённую картину жизни даёт телевидение. Но никакой великой традиции, никакого искусства здесь нет. Ничего, кроме мордобоя и стрельбы, вы там не найдёте. Телевидение занимается разложением сознания людей. На мой взгляд, это преступная организация, подчинённая антиобщественным интересам. С экрана идёт лишь один призыв: «Обогащайтесь любыми способами — воровством, насилием, обманом!»

Вопрос развития культуры — это вопрос будущего страны. Государство не сможет существовать, если не будет опираться на культуру. И не сможет лишь деньгами или военной силой укрепить свои позиции в мире. Чем мы можем сегодня привлечь бывшие наши республики? Только культурой! В эпоху СССР они прекрасно существовали в рамках нашей культуры.

Сравните уровень развития Афганистана и республик Средней Азии — разница огромная! А сейчас все эти страны выпали из нашего культурного пространства. И, на мой взгляд, важнейшая задача сейчас — вновь их в это пространство вернуть.

Когда распалась Британская империя, важнейшими инструментами воссоздания целостности англоязычного мира стали культура и образование. Британцы открыли двери своих высших учебных заведений для выходцев из колоний. В первую очередь для тех, кто в дальнейшем мог бы стать управленцем этих новых стран.

Я недавно разговаривал с эстонцами — они готовы учиться медицине в России. Но мы берём с них огромные деньги за учёбу. При том что возможность учиться в Америке или Англии они получают даром. И чем мы после этого сможем тех же эстонцев привлечь, чтобы взаимодействие с нами им стало важнее, чем взаимодействие с Западом?

Во Франции существует министерство франкофонии, которое продвигает культурную политику Франции в мире. В Англии Британский совет считается неправительственной организацией, но на самом деле проводит чёткую политику по распространению английской культуры, а через неё — глобального английского влияния в мире. Так что вопросы культуры сегодня переплетаются с вопросами политики и национальной безопасности страны. Пренебрегать этим важнейшим элементом влияния нельзя.

В современном мире всё в большей степени наука и искусство, а не ресурсы и производительные силы определяют могущество и будущее страны.

Мы сами себя разрушили

∗ Выдержка из интервью за 2008 год.

— Сколько вообще теперь понадобится лет, чтобы российская наука вновь отвоевала утерянные позиции?

— Моего отца в 1935 году Сталин оставил в Советском Союзе, за два года построив ему институт. У нас за прошедшие 15 лет ни одного научного института не построено, а разорено почти всё, что было.

— В массовом сознании сложился устойчивый стереотип: развал страны — это диверсия Запада. А как вы считаете, что послужило причиной этому: наша безалаберность, глупость или борьба за передел мира, чтобы сильную и мощную страну опустить до какого-то предела и потом её доить: нефть — газ, нефть -газ?

— Такие попытки были, но они не удались. Мы сами себя разрушили.


На совете министров несколько лет тому назад решили выделить 12 миллионов рублей на квартиры для молодых учёных. А в это время разгорелся скандал с прокурором, который отремонтировал свою квартиру за 20 миллионов. Я за это зацепился и сказал, что, если бы вы выделили 12 миллиардов на квартиры для молодых учёных, вы могли бы поправить дело. А все полумеры бессмысленны. И закончил словами:

«Если вы и дальше будете продолжать такую политику, то получите страну дураков. Вам будет проще этой страной править, но будущего у такой страны нет».
Вышел скандал, и председатель сказал, что согласен с мыслями профессора Капицы, но не с его формулировками.


Пора внедрять добро

— Сергей Петрович, объясните, пожалуйста, такое несоответствие. Сегодня Интернет связал мир в единую сеть, развиваются нано-технологии, ведётся активное изучение стволовых клеток, клонирования… Казалось бы, учёные всё делают для того, чтобы жизнь человека стала лёгкой и безбедной. А в реальности люди по-прежнему болеют много, живут мало и тяжело.

— Думаю, дело в том, что общество не может правильно распорядиться своими знаниями.
Смотрите, в Америке оружие носят все — включая школьников и людей с нездоровой психикой. Оружие стало более доступным, а мозги человеческие — менее устойчивыми. Эта неустойчивость — реакция на технический прогресс, когда наше сознание не успевает освоить созданную нами же технику. С моей точки зрения, это один из самых глубоких кризисов современного мира.

Поэтому ничего лучше правильного воспитания не придумаешь! Это требует большой работы, проделывать которую пока никто не рвётся. Но если мы не будем задумываться над этой проблемой серьёзно, человечество придёт к краху, первые симптомы которого уже наблюдаются в общественном сознании. Считать, что общество может дрейфовать куда угодно, — путь к самоубийству. Ведь человек отличается от животного только наличием культуры. Хотя и у животных не всё так примитивно — у них тоже есть запреты.

Звери не поедают самих себя — волки волками не питаются. В отличие от людей, которые легко «пожирают» себе подобных. Поэтому пора уже доброе и важное не только созидать, но и активно внедрять. Ведь та же заповедь «Не убий!» не требует пояснений — она требует исполнения.

На игле чужих технологий

— А почему человечество оказалось слабым звеном прогресса? Компьютеры стали суперсовершенными, а мы остались такими же, как миллион лет назад.

— А вы взгляните на те же компьютеры. В них есть, грубо говоря, «железо» и программное обеспечение. Программное обеспечение стоит в 10-20 раз дороже «железа», потому что продукт интеллектуального труда создать гораздо тяжелее. Так и с человечеством. «Железа» — энергии, оружия — у нас сколько угодно. А программное обеспечение — назовите это культурным потенциалом — отстаёт.

— Но всё равно мы даже грипп и насморк не можем победить! Про рак уже не говорю!

— В этом случае прежде всего нужна ранняя диагностика. Если вовремя заметить болезнь, шансы на исцеление многократно возрастают. Но подобные процедуры требуют и много денег, и квалифицированных врачей, и техники. Если бы приборы для ранней диагностики были доступны не только богачам, то смертность от рака снизилась бы.

В своё время — «в той жизни», как я говорю, — я занимался разработкой ускорителей. У них есть две сферы применения. Первая — безопасность корпусов ядерных реакторов. Но с их помощью можно было излечивать людей от рака. Прибор воздействовал на поражённый орган, не задевая ничего вокруг. Перед тем как в стране всё рухнуло, у нас было сделано 6 машин: одна до сих пор работает в Институте имени Герцена, через неё прошли 20 тысяч человек.

Чтобы обеспечить весь СССР, нужно было 1000 машин, и мы были готовы их производить. Но тут, в эпоху чудовищного хаоса, к российским чиновникам пришли немцы и сказали:

«Мы дадим вам миллиардный заём, чтобы вы смогли купить наши машины». В результате мы оказались посаженными на иглу немецкой технологии. Мы писали письма, что у нас есть и клинический опыт, и что наши машины дешевле в эксплуатации, а мне отвечали: мол, чтобы изменить ситуацию, нужно дать такому-то чиновнику 20% «отката». И так — в любых областях.


От редакции: Сергей Петрович Капица был выдающейся личностью. Он относился к категории людей, меняющих этот мир к лучшему. Мудрых, гениальных людей хочется слушать сутками напролет, прислушиваться к их жизненному опыту, суждениям, мыслям; вдохновляясь идеями внедрять в свою жизнь самое лучшее. Такие люди плохого не посоветуют, плохому не научат.

Сергей Петрович прожил долгую, насыщенную жизнь, умер в Москве 14 августа 2012 года, в возрасте 84-х лет.

«А я — русский православный атеист. Это, кстати, весьма распространённая формула отношения к вере, к духовной культуре. По существу ведь и наука выросла из религии»

Что изменилось с 2009 по 2016 гг? Очень трудно давать оценку происходящему. Во-первых, злополучный эксперимент над детьми ЕГЭ все еще жив, и кажется, бороться с этим явлением бесполезно. Во-вторых, кабинет министров культуры и образования существенно не поменялся, точнее качество работы не особо отличается от 2009 года. Менялись лица, старые ушли — пришли новые, а проблемы остались. Нельзя утверждать, что ничего не решают, но существенных результатов и достижений все еще не прослеживается. Ах да — прошлый год был годом литературы, этот — год кино. Комариными шагами двигаемся вперед. Правда, вперед к чему?

Если о проблемах в образовании — зарплаты учителей до сих пор высчитывают как средние по стране. В стране с 11-ю часовыми поясами как-то неправильно высчитывать «среднюю зарплату по стране». Нужно обнародовать реальные цифры, сопоставить с данными в регионах. К примеру, недавняя публикация в Новосибирской газете с кричащим заголовком: «Минимальная зарплата учителей и врачей заморожена на уровне 9030 рублей», говорит об обратном, что все данные слишком завышены и преувеличены, а профсоюзы учителей уже давно не работают…

И таких вопросов много. Конечно, можно долго рассуждать о неуместном занимании должности Дмитрия Ливанова, добиваться его смещения, а дальше что?
Придет другой человек — системный, и отличаться от Ливанова будет только фамилией и цветом волос… А проблемы останутся. А хочется, чтобы менялось отношение к проблеме, к системе в целом. Не отношение народа, а тех людей, кто водворяет эту систему в нашу жизнь.

На одной из своих последних встреч со зрителями Сергей Петрович признался:

— Лет 20 назад мне казалось, что главная проблема на нашей планете – это проблема мира, потому что мы были вооружены до зубов, и неизвестно, куда эта военная сила могла нас привести. Сейчас, мне кажется, нам надо обратиться к самому существу нашего бытия — к росту населения, к росту культуры, к целям нашей жизни. Мир, и не только наша страна, переживает глубокий перелом в своем развитии, вот этого не понимают ни политики, ни большинство людей. Почему происходит этот перелом, с чем он связан, как на него повлиять, как реагировать? Сейчас люди должны разобраться в этом, потому что прежде чем действовать, надо понять. Когда я пойму, то обязательно расскажу вам.

Теперь поймем ли мы сами, без него?
https://moiarussia.ru/sergei-kapitca-o-rossii/
---
Прекраснодушный академик, кажется, в самом деле думал, что предостерегает власти от "дебилизации населения, которым станет легче управлять, но страна при этом будет потеряна", представляю себе их ухмылки в ответ на такое предостережение...
Проект дебилизации молодого поколения российских граждан посредством модернизации-инновации-реформирования системы традиционного образования находится в стадии завершения.
Введение платы за обучение в средней школе - финальный аккорд, контрольный выстрел в голову.

P.S.
Все ли так безнадежно? Конечно, нет.
Достаточно ликвидировать Вышку и аннулировать все выданные ею дипломы, а также люстрировать всех ее выпускников и сотрудников, запретив им работать в госструктурах.
После чего аннулировать все их начинания и проекты в образовании, вернувшись к исходному состоянию.
Что вовсе не исключает в дальнейшем возможности работы над системой, но, отталкиваясь от дореформенного уровня.

Простое решение сложной проблемы, говорите?
Ну, не обижайтесь тогда, товарищи, вас предупредили открытым текстом, в Известиях, время пошло.

UPD.
Неожиданный финал, в унисон с терминатором российского образования, ректором ВШЭ, 1.09.17 вдруг запел патриот из патриотов, правда, тут же получил достойный ответ -
[Spoiler (click to open)]Захар Прилепин
Запись входит в топ 200 рейтинга
Если бы я стал диктатором, я бы сократил общее школьное обучение с 11 лет до пяти-семи. 11 - это очень много. Это вообще ни в какие ворота. У этой истории финала не видно даже. Мне ужасно жалко детей.
Метки: дети
Posted on 1 сент, 2017 at 10:13
Comments
alexyas
3-х классов большинству достаточно, чего уж там... В 10 лет в ПТУ профессию получать и с 12 на фабрику кросовки Найк и Рибок шить за койкоместо в доходном доме и две миски риса в день.

Tags: Россия, власть, враги, либералы, образование, общество
Subscribe

Posts from This Journal “образование” Tag

promo gala_gala15 february 10, 22:22 34
Buy for 20 tokens
Законопроекты так называемых сенаторов из конторы под вывеской Совфед, касающиеся свободы слова, то есть, фактического запрета на нее, вызвали в обществе вполне резонное возмущение, причем нашлись граждане с юридическим образованием и даже степенями, которые взяли на себя труд проанализировать…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 97 comments

Bestradar77

September 3 2017, 13:20:03 UTC 1 year ago

  • New comment
Происходящее с российским образованием - это следствие, а не причина.
Причина находится глубже и заключается в том, что людям нет приложения, они не нужны обществу. Соответственно, не имеет значения , образованные они или необразованные. В обществе нет запроса на специалистов, в системе "никому ничего не надо". Отдельные проблески существуют, кого-то и где-то ищут, готовят, учат (в основном, в сырьевом секторе и ВПК), но на уровне системы (государства и общества) запроса и потребности в людях нет. "Тебе надо - ты и учись, не надо - не учись, кто хочет работать - найдет работу, кто не хочет - ищет отговорки". В целом, этот системный беспорядок, обусловленный отсутствием мировоззрения и идеологии в обществе - порождает губительные эффекты. Например, есть молодые люди, которые хотят и могут работать, есть местами острая потребность в квалифицированных кадрах, но нет запроса на людей, нет Пути, по которому можно и нужно двигаться и расти. Воистину, находясь в лодке посреди моря, погибают от жажды. Все это сильно напоминает Россию периода Первой мировой войны.
Люди, затратившие на образование средства и здоровье, стараются утечь за рубеж.
В советское время образование было хорошим. В том смысле, что преподаватели и учителя имели и совершенствовали квалификацию, жили достойно, а главное - имели уважение в обществе. На них имелся запрос, как он имелся и на их учеников. Сейчас ничего этого нет и близко. Большинство учителей и преподавателей психологически выгорают, опутанные бессмысленной бумажной работой, чрезмерной учебной нагрузкой и низкими доходами. Хуже всех тем, кто хотел бы учить по-настоящему, как это было когда-то давно, у кого болит душа, поскольку школьники и студенты мало что знают и понимают. Легче всего тем, кому до лампочки, что уровень подготовки ребят низкий, зато показатели хорошие и технопарки хорошо выглядят.
С образованием уже ничего не сделать, поскольку системно "люди никому не нужны, кроме себя". Как ничего не изменилось бы в России, не будь Первой мировой войны и революции.
Изменится все может только в результате фундаментальной перетряски общества. После чего одно-два десятилетия будет длиться трудный и сложный период восстановления образования, в котором многие оставят и здоровье и молодость.