gala_gala15 (gala_gala15) wrote,
gala_gala15
gala_gala15

Точка отсчета Темных Веков - Украина, весна-лето 2014-го года... Могло ли такое случиться в России?


Три года назад мир изменился необратимо и первым сигналом о том, что это случилось, стал страшный живой костер в городе, некогда бывшем "жемчужиной у моря".
Это была точка отсчета, потом началось АТО на Донбассе и это стало непрекращающимся кошмаром и окончательным приговором ушедшей эпохе соблюдения "цивилизованным западным миром" хоть каких-то приличий...

Очередная годовщина одесской трагедии - тема тяжелая, писать о которой не хотелось, тем паче, что медиаполе было переполнено подобного рода материалами, но френд настойчиво попросил обсудить два текста, поэтому, поколебавшись, публикую оба.
Авторы их, и в самом деле, не ограничиваются вполне понятными горестными стенаниями, а идут дальше, пытаясь осознать причины и последствия, озвучив предположения, допущения и сделав выводы, весьма прискорбные и шокирующие -
---
1. Армен Асриян
Киевский Трибунал не будет международным. Потому что международный трибунал должен опираться на международное право, которого больше не существует. Это будет военный трибунал, опирающийся только на право победителя. Этот элемент присутствовал всегда – иначе в Нюрнберге нацисты были бы главными обвиняемыми только по пункту «преступления против мира и человечества», а вот по пункту «военные преступления» Англия была бы, как минимум, вторым обвиняемым… А может, и главным. Но от Нюрнберга до Гааги менялось процентное соотношение – составляющая международного права убывала, права победителя – прибывала. С Дома профсоюзов же начался отсчет Темных Веков. Агония международного права началась еще в 90-ых, с расчленения Югославии. 2 мая 2014 агония закончилась, наступила его окончательная смерть.
[Spoiler (click to open)] Право возникает не тогда, когда есть хотя бы несколько игроков сопоставимой силы. Оно может возникнуть и тогда, когда есть один сильнейший, но он достаточно разумен, чтобы понимать - нельзя быть сильным всегда и везде. Тебя могут застать пьяным, спящим, трахающимся, просто сидящим на толчке… Безопасность, хотя бы относительная, может быть только коллективной – нужно договариваться, вводить нормы и запреты, а главное – ИХ СОБЛЮДАТЬ. К сожалению, в какой-то момент сильнейшим оказалось государство-подросток, упоенное своей силой и кажущейся властью над взрослыми и возомнившее себя неуязвимым. Ну, трудно ожидать чего-то другого от людей, чье коллективное бессознательное детскими комиксами, пожалуй, исчерпывается… Начался новый мир.
Никто не захотел услышать первых звоночков – когда сомалийские дикари волочили по улицам привязанные к автомобилям трупы американских морпехов, и оказалось, что в одиночку с ними невозможно сделать ничего вообще. Но Дом Профсоюзов зафиксировал другую, куда более важную перемену. Все предшествующие преступления подразумевали какие-то оговорки, какую-то маскировку, какую-то стыдливость. Чтобы бомбить сербов, пришлось сначала проводить могучую клеветническую кампанию о «геноциде мусульман». Варварское убийство Каддафи маскировалось под «африканские дикие нравы», и сами исполнители, европейские спецназовцы, старательно изображали «диких арабов».
Дом профоюзов был первым случаем, открыто продемонстрировавшим: в центре Европе можно массово убивать белых людей без какой-либо дезинформации, без каких-либо самых смехотворных обвинений – и НИКОМУ ЗА ЭТО НИЧЕГО НЕ БУДЕТ. Принцип «сукин сын, но наш сукин сын» впервые был продемонстрирован предельно откровенно.
Уже три года мы живем в мире, в котором нельзя проигрывать. В мире, в котором нет никаких вообще запретов и ограничений. Власть победителей над побежденными так же абсолютна, какой она была разве что в эпоху Великого переселения народов – уже к VII-VIII векам церковь начинает вводить первые ограничения на правила ведения войны.
Мы снова живем в мире дикарском, где надо побеждать любой ценой и любыми средствами, иначе – горе побежденным.
Чем все закончится, давно описал Брэдбери в одном из рассказов (редкий случай – не помню названия). Американская супружеская пара застряла где-то в Латинской Америке. В тексте не содержится никакой конкретики, но понятно – со Штатами случилось что-то очень нехорошее. С ними можно больше не считаться. И супруги гонят машину на север со всей возможной скоростью – взгляды местных ясно показывают, что задерживаться нигде не стоит. Машина, естественно, в какой-то момент выходит из строя. Беглецы вынужденно заходят в придорожный кабачок, надеясь договориться о ремонте. Договориться не удается, а у дверей начинают собираться местные. Кабатчик предлагает единственный выход – они остаются здесь в качестве его прислуги. Он берется убедить земляков не убивать гринго, ограничиться наблюдением их ежедневных унижений. Но англосаксы слишком хорошо понимают, что значит быть людьми второго сорта – именно они и учили этому окружающих на протяжении веков. И они выходят из кабака навстречу местным…
Брэдбери застал время, когда англосакс еще умел выходить навстречу. Выходить сам, без оглядки на то, есть за спиной могучая военная машина, или нет. Еще сохранял остатки «духа белого человека». Сегодняшние американцы в подавляющем большинстве с визгом побегут в прислугу, в рабы, в наложницы и евнухи, лишь бы выжить… Спасет ли их эта готовность, время покажет.

Чем позже рухнет сегодняшний миропорядок – тем тяжелее придется всему миру. И на ком же еще мир будет срывать злобу за эти тяготы? Права ведь больше не существует.
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=10211045093115602&id=1603541670
---
2. Дмитрий Конаныхин
Одесский погром 2 мая 2014 года является чисто украинским убийством.
Этот погром стал возможен, прежде всего, потому, что хозяева награбленных народных богатств бывшей УССР в течение трёх десятилетий насаждали на Южной Руси политику разделения народа на разные сорта:
[Spoiler (click to open)] первосортными украинцами объявили галичан - с их провинциально-заробитчанским мировоззрением. Украинцами второго сорта стали малороссияне - то есть "порченные", "советские", временно православные украинцы, те, кого ещё возможно перекрестить в галичанскую веру. Украинцами третьего сорта - "третий сорт не брак" - стали русские, евреи и татары, старательно выкорчёвывающие из себя русскую цивилизацию - жидобандеровцы всех сортов и оттенков. Русские же православные на Украине объявлены вне закона, так как являются носителями памяти о том, кому же на самом деле принадлежат наворованные народные богатства. Именно поэтому одесский погром стал холокостом русских, акцией устрашения, проведённой первосортными и третьесортными украинцами при попустительстве второсортных.
Чудовищная анекдотичность одесской трагедии заключается ещё и в том, что Одесса на момент погрома не была пророссийским городом. Если сравнить города-миллионники Южной Руси, то, по сравнению со столично-институтским Харьковом, промышленным Донецком, административным Киевом и наглухо провинциальным Львовом, Одесса всегда была самым либеральным, самым мультикультурным, самым толерантным, самым европейским городом. Но за сорок лет эмиграции и вымывыния образованной интеллигенции, Одесса потеряла свою роль южной столицы Империи - на место Утёсовых и Катаевых пролезли ройтбурги и херсонские, преданно служащие хозяевам Украины. По сути, одесский погром был осуществлён под флагами Украины, во славу Украины, для насаждения Украины украинскими первосортными селюками в самом европейском городе Южной Руси.
В цивилизационном смысле, свезённое из захолустий, украинское село обзавидовалось, прокляло, отомстило и, под лозунгом "Украина - це Европа!" казнило самый европейский город Южной Руси.
"Ибо не ведают, что творят".
В одесском погроме проявилась вся цивилизационная деградация Южной Руси: Одесса, за годы торжествующего украинства потерявшая Черноморское пароходство, тяжёлую промышленность и машиностроение, инженерную и научную интеллигенцию, оказалась наводнена западноукраинскими селюками, носителями примитивного, заробитчанского, холопского мировоззрения. Если вы вспомните студенток, упоённо готовивших коктейли Молотова для сжигания русских людей, то это были, преимущественно, селючки из Западной Украины.
С точки зрения мировоззрения, Южная Русь за времена Незалежности оказалась поделена на три части.
Западная Украина - сельское население, по факту, дважды присягнувшее Западу: первая присяга - католическая, вторая - гражданская - заробитчанством за безвиз. (Кстати, то, что западеньци не имеют опыта государственного строительства, было использовано хозяевами Украины - заробитчане всегда безопасны баронам).
Вторая мировоззренческая часть Южной Руси - собственно, Малороссия. Это население уже дало гражданскую присягу Западу - будучи большевиками украинизированными русскими, они пока временно православные, но уже дали гражданскую присягу Западу - майданный безвиз. Когда я говорю о временном Православии малороссиян, то хочу подчеркнуть, что именно на землях Малороссии процветает сектанство и язычество всех мастей, именно эти земли стали территорией торжествующего Гербалайфа, т.е. самого безбожного обмана неизлечимо больных после Чернобыльской катастрофы. Именно на этих землях тридцать лет насаждаются американские секты и спешно созданная хозяевами Украины "украинская православная церковь", именно на этих языческих землях исконно пышно цветёт ворожба, знахарство и колдовство. Именно поэтому Малороссия столь падка до всевозможных майданов, смазливых ведьмочек вроде Юлии Владимировны Тимошенко и мифического безвиза: "Украина - це Европа!"
Третьей частью Южной Руси является, собственно, Новороссия, давшая и сохранившая две русские присяги: гражданскую и православную.
Понимая всё это, именно по русским храмам бьют украинские артиллеристы, старательно бьют по русским школам и детсадам: " У москалiв дiтей нема, там тiльки виблядки!"
В одесском погроме проявились и крайне неудобные для нас, русских, вопросы.
Нашим российским большевикам, национал-большевикам, сталинистам и коммунистам всех мастей невозможно признать факт, что хозяевами Южной Руси стали истинные коммунисты и комсомольцы, для сохранения награбленного, сделавшие ставку на западеньский провинциальный нацизм. Если вы возьмёте биографии украинских политиков, то это сплошь видные коммунисты и комсомольцы, начиная с комсомольского идеолога тов. Турчинова и заканчивая прокурором тов. Луценко - блатным сынком первого секретаря Ровенского обкома КПУ. То, что Русь делят на части коммунисты, то, что, без единого выстрела, но опять, как в 1941-м, сданы Киев и Минск, сданы коммунистами, это для наших леваков невозможно признать. Короче, на этом фланге, как всегда, "Братья и сёстры, к вам обращаюсь я..."
Второй неудобнейший вопрос - для российских так называемых "русских" националистов. Очевидно, что если бы наши приватизаторы и гайдаровцы, для защиты награбленного, сделали ставку не на "уникальные журналистские коллективы", поголовно оппозиционные нынче и шатаюшие "режим", а на русских власовцев (на манер бандеровцев), то мы имели бы у себя точно такой же русский погром: из Канады были бы привезены ходячие зомби и объявлены настоящими борцами за свободу, наших бы ветеранов заставляли брататься с упырями из РОА, точно так же, как в Киеве, преподаватели научного коммунизма и истории КПСС понадевали вышиванки - наши бы нацепили косоворотки, точно так же, как с галичанами, новоявленные историки вроде "профессоров зубовых" объявляли Новгород эталоном европейской демократии, а Москву оплотом исконной тирании, точно так же, как фанаты киевского "Динамо" и харьковского "Металлиста" пошли шагать с факелами и воплями "Бандера, Шухевич - герои Украины!" - наши спартаковские и цээсковские "фирмы" начали бы орать что-то вроде "Власов и фон Панвиц - русские герои!", а зенитовцы уже были бы сплошь не русские, но высокодуховные ингерманландцы, и горели бы у нас Белгород и Ростов-на-Дону, и били бы "русские" нацисты - все в "истинно русских коловратах и свастиках" по православным храмам: "У православных детей нет - одни выблядки!"
Не зарекайтесь.

Третий пренеприятнейший вопрос - к нашим тоталитарным интеллигентским сектам, именующим себя "либералами". Они сплошь любят нынешнюю украинскую власть и им совершенно наплевать на вой Бабьего Яра и растерзанного львовского гетто - быть жидобандеровцем это так по-европейски, как же "Украина - це Европа!" и Евровидение. Главное - не помнить, как два дня и две ночи из-под земли стонал Бабий Яр, как горела Одесса.
Так что сегодня - день памяти одесского погрома 2 мая 2014 года, день памяти чисто украинского убийства, день русской памяти, очень долгой русской памяти. Такое не забывается и не прощается.
Одесса, мы помним.
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1450693684994373&id=100001612675483
---
Первый материал с его печальными выводами и скорбными прогнозами, кажется закономерным, второй, с его шокирующими допущениями и фантастическими предположениями, невероятным...
Кажутся ли вам резонными мысли и соображения, высказанные авторами двух, посвященных памятной одесской трагедии, записей в российских блогах?
Сразу скажу, что, если соображения первого кажутся мне абсолютно резонными практически во всем, то второй, на мой взгляд, в целом грамотно анализируя причины происшедшего, но, допуская возможность аналогичного сценария в России, совершенно необоснованно экстраполирует и хорошо, если не делает это сознательно...
А что думаете вы?

*спасибо eugene_tsypin за ссылки
Tags: общество, память, трагедия, украинство
Subscribe
promo gala_gala15 february 10, 2019 22:22 26
Buy for 20 tokens
Законопроекты так называемых сенаторов из конторы под вывеской Совфед, касающиеся свободы слова, то есть, фактического запрета на нее, вызвали в обществе вполне резонное возмущение, причем нашлись граждане с юридическим образованием и даже степенями, которые взяли на себя труд проанализировать…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 86 comments