gala_gala15 (gala_gala15) wrote,
gala_gala15
gala_gala15

Categories:

20 лет назад - момент истины в РФ и РБ: «десоветизация-приватизация-евроинтеграция» - был ли выбор?

В 1996 году, 20 лет назад, в России состоялись выборы, на которых удалось продлить срок действия президентских полномочий человека, единственной заслугой которого, как сейчас видится, было приведение во власть Путина. Все остальное, связанное с периодом его правления - оценивается большинством сугубо негативно.
Вот, в частности, как оценивали результаты выборов эксперты и политологи -

Несколько оценок результатов выборов президента РФ в 1996 году.
Как это всё цинично, отвратительно, погано, коррумпированно, фальшак. Да то, что я видел, преступнее, чем фальшивые деньги печатать или людей убивать. Воры, все воры, и с той, и с другой стороны. Воры, обманщики, жулики, фальсификаторы… Продавцы, покупатели и сортировщики мёртвых душ. «Святая» русская демократия по Чичикову. (Э. Лимонов о президентских выборах 1996 г).
[Spoiler (click to open)]

С. Лисовский и В. Евстафьев: «При довольно низком исходном рейтинге Б. Н. Ельцина общественное мнение удалось развернуть в его сторону. Это свидетельствует об огромной силе воздействия предвыборных политических коммуникаций при наличии правильной стратегии и творческого подхода. Второй вывод, который позволяет сделать проведённая работа, — это вывод о важности точной целевой направленности рекламы и выбранных приёмов. В данном случае объектом воздействия была безошибочно выбрана молодёжная аудитория; способом воздействия — апелляция к эмоциям, к подсознанию. Ещё раз подчеркнём: важно, что молодёжи не навязывались конкретные решения, а предлагалось сделать свободный выбор» [II,28]. Нам остаётся констатировать, что это и есть классический образец манипуляции, скрытого воздействия, когда действительно имеется иллюзия «свободного выбора» (на деле, конечно, кампания Ельцина никакого свободного выбора не предлагала). Сергей Шахрай, член избирательного штаба Ельцина, так разложил факторы эффективности проведённой кампании: «у технологии рекламы (…) или проведения массовых акций методика простая: 50% науки, 50% таланта и чёртовой прорвы ежедневной работы» [цит. по II,28].

«Независимая газета», 5 июля 1996 года: «В руках российских политиков появилось новое могучее оружие политической борьбы — так называемые современные политические технологии. Они, разумеется, существовали и применялись и раньше. Но лишь нынешние президентские выборы полностью продемонстрировали их силу и возможности. Ибо именно современные политические технологии, применяемые профессионалами, обеспечили победу Бориса Ельцина» [цит. по II,23]. И действительно, одной из черт президентской кампании стало то, что её тактика разрабатывалась целиком профессионалами-рекламщиками; другими словами, выборы превратились в обычную, хоть и далеко не рядовую по значению, индустрию, были «поставлены на поток».

Публицист Валерий Хатюшин: «Народ российский был подлейшим образом обманут. С помощью информационной удавки его просто заставили избрать в президенты сломанную куклу, невнятно мычащую мумию» [II,16].

Украинский специалист в области PR Г. Почепцов: «Президентская кампания в России 1996 года продемонстрировала настоящий триумф профессиональных имиджмейкеров» [II,26]. Этот автор также приводит следующее коллективное мнение группы аналитиков из книги «Россия у критической черты: возрождение или катастрофа»: «Поразительный скачок вверх рейтинга Б. Н. Ельцина, достигнутый буквально за 2-3 предвыборных месяца, — парадоксальное и уникальное в политике явление. Победа Ельцина обеспечена не только денежным вливанием, мастерством команды имиджмейкеров и инстинктом власти у Б. Ельцина. Здесь также сказалась фактическая парализованность общественного сознания из-за шоковых атак властных структур и СМИ, моральное и информационное блокирование воли избирателей энергичной и тотальной кампанией страха и обещаний» [цит. по II,26].

Публицист Михаил Назаров: «Выборы 1996 года продемонстрировали удивлённой России возможности современных технологий манипуляции «народным волеизъявлением». Победители даже не скрывали, что добились успеха теми же, далёкими от истины психологическими приёмами рекламного бизнеса, какими людей убеждают пить кока-колу или покупать залежалый товар» [II,23].


Можно констатировать: большинство аналитиков, как «левых», так и «правых», сходятся на том, что выборы президента РФ в 1996 году — это прежде всего победа манипулятивной машины Ельцина и «семьи». Другое дело, что представители различных политических лагерей рассматривают этот факт с подчас противоположных точек зрения и дают ему соответствующую оценку. Однако нельзя не согласиться с Сергеем Лисовским, сказавшим, что избирательная кампания 1996 года стала «беспрецедентной по масштабам задач, по своему историческому значению для России».
****************************************
Были ли альтернативы воцарению Ельцина на новый срок, ознаменовавшийся окончательным разграблением страны и упрочением власти либералов, олигархата и чиновничества?
Сложно сказать, во всяком случае, конечные результаты были таковы -

Вот официальные результаты первого тура, состоявшегося 16 июня 1996 года (проголосовали 68,7% списочного состава избирателей): Б. Ельцин — 35,8% Г. Зюганов — 32,5% А. Лебедь — 14,7% Г. Явлинский — 7,4% В. Жириновский — 5,8%
Прочие кандидаты набрали всего 3% вместе взятые. Кандидат Аман Тулеев отказался от участия в выборах в пользу Геннадия Зюганова.
Официальные результаты второго тура, состоявшегося 3 июля 1996 года (проголосовали 68,9% списочного состава избирателей): Б. Ельцин — 53,8% Г. Зюганов — 40,3% Против обоих кандидатов — 4,82%
******************************************
История не имеет обратного хода и сослагательного наклонения, но дает возможность сравнивать параллельно протекавшие процессы и вот вам, для сравнения, выборы и референдум 1996 года в Белоруссии, в материале -
Как  Беларусь стала другой? 20 лет назад.
Это особенно видно представителям соседних постсоветских стран, имевших сопоставимый с ней стартовый потенциал. Что же произошло с Беларусью за 20 лет, если еще в начале 1990-х гг. казалось, что страна будет развиваться по накатанному для большинства соседей сценарию: «десоветизация-приватизация-евроинтеграция»?
[Spoiler (click to open)]
Белорусский перелом

Наверное, если бы не события 1994-1996 гг. Беларусь имела все шансы остаться ничем не примечательной страной. Однако сильный лидер и его превентивные и мобильные действия смогли повести страну другим путем. К 1994 г. Беларусь находилась в идеологическом ступоре и на геополитическом перепутье.


Белорусский поэт из Польши, Сократ Янович, приехав в Минск в 1993 г. и увидев развевающиеся над зданиями сталинского ампира бело-красно-белые флаги, почувствовал, что Беларусь находится «под оккупацией».


Наряду с новой символикой и идеологией разобщенность, смятение и дезориентация чувствовались и во внешней политике, и в экономической сфере. Рецепты вашингтонского консенсуса, которые уже стали укореняться в соседних России и Украине, также всерьез обсуждались в зале тогдашнего парламента Верховного совета. В Беларусь как страну, не определившуюся до конца со своим геополитическим выбором, зачастили лидеры различных государств.

Складывалась беспрецедентная ситуация. В обществе формировались противоположные друг другу центры силы, столкновение которых могло бы взорвать страну.


Выборы 1994 г., на которых одержал победу Александр Лукашенко, изменили ситуацию. Президент предложил противоположные «десоветизации-приватизации-евроинтеграции» планы строительства новой Беларуси.


На этом фоне малая, но активная часть общества национал-демократической ориентации начала сбор сил для более активных действий. Стимулом для этого стал их проигрыш на референдуме 1995 г., на котором выносились вопросы геополитической ориентации, двуязычия и преемственность с национальной символикой БССР. По всем вопросам президент одержал победу.

Следует обратить внимание на эти кадры дискуссии президента и оппозиции БНФ вокруг вопросов референдума. Президент связывал свою позицию, прежде всего, с критикой макрофинансовой политики в отношении Беларуси, в частности, кредита МВФ в 1995 г.

С самого начала Александр Лукашенко исходил из принципа суверенитета. Геополитические же мифы того времени, распространенные еще во времена перестройки, утверждали, что единственным источником риска потери суверенитета может быть Россия.

Подобные иррациональные инсинуации использовались в информационном поле как ширма для отведения глаз от реальной угрозы. Ведь выполнение мер вашингтонского консенсуса, особенно для ослабшей в ходе кризиса страны, ведет к потере экономического суверенитета. Президент оказался прав.


Согласно исследованию Брайна Джонсона и Бретта Шефера, с 1965 по 1995 гг. МВФ спасал с помощью «Вашингтонского консенсуса» 89 стран. К 2010 году 48 из них оказались примерно в такой же экономической и социальной ситуации, как и до помощи МВФ, а в 32-х ситуация ухудшилась.


О кардинальном улучшении речи не идет. Более того, Джозеф Стиглиц назвал консенсус причиной финансового кризиса в Азии.

Отказ от так называемой теории транзита как в политическом, так и в идеологическом и экономическом направлениях, продемонстрированный на референдуме 1995 г., привел к наращиванию давления со стороны западного сообщества и их сторонников внутри страны на президента и большинство населения.

Еще больше увеличило давление подписание 2 апреля 1996 г. договора о создании Сообщества Беларуси и России, выполнявшего решение референдума 1995 г. Для противников стало понятно, что идет закрепление новой модели развития, и провести откат назад с каждым днем будет все сложнее.

На приведенных выше кадрах минской весны 1996 г. видно, какого апогея достигло уличное противостояние в белорусском обществе в тот момент. Акции с силовыми действиями проходили еженедельно.

В особо массовых мероприятиях привлекались силовые структуры УНА-УНСО из Украины, участвовавшие в войне в Чечне, Югославии, Грузии, Молдове. Они привнесли свои методы уличной борьбы с переворачиванием машин, столкновениями с ОМОНом.

Судьбоносный референдум 1996 года

Все говорило о силовом давлении на президента, целью которого являлся отказ от выполнения решений референдума 1995 г. и последующего его смещения со своего поста. Вдобавок к этому новоизбранный Верховный совет ХIII созыва в большинстве саботировал политику президента и создавал альтернативный центр власти.

Все это формировало риски как для общественной безопасности, так и делало систему управления Беларусью все менее функциональной. Требовались решительные шаги, которое бы дали возможность президенту в полной мере принимать соответствующие решения и контролировать их исполнение.

Инициированный президентом Лукашенко референдум включал, кроме вопросов изменений конституции, трансформировавших Беларусь из президентско-парламентской в президентскую республику, вопросы переноса дня независимости на 3 июля (День освобождения Беларуси), сохранения смертной казни и запрет купли-продажи земли и недр.


Президентский план решения данных вопросов предусматривал окончательное переформатирование Беларуси. Поэтому неудивительно, что часть депутатов Верховного совета обеспокоилась вынесенным проектом изменений в Конституцию.
Показательной дискуссией может являться разговор между депутатом Верховного совета Ольгой Обрамовой и президентом Александром Лукашенко. Аргументы депутата сводились к ограничениям в отношении народа выносить вопросы на референдум без разрешения на это Верховного совета.

Президент Лукашенко придерживался позиции, что народ Беларуси может решать на референдуме любые вопросы, и сожалел, что Верховный совет сделал себя согласно принятому им самим закону цензором народа.

Данная полемика показательна уже тем, что референдум 1996 г. — это прежде всего спор о моделях дальнейшего развития страны.

Депутаты из числа коммунистов, аграриев и либералов, вынесшие на референдум свой проект конституции, предложили модель отсутствия центра политической силы, тем самым предусмотрев распыление власти в среде различных ведомств.

Подобные схемы западноевропейской либеральной практики приводят к определенной интервенции крупного бизнеса во власть. Лоббирование, продвижение интересов, использование запутанной схемы сдержек и противовесов дает крупному капиталу и банковскому сектору возможность манипулировать властью, продвигать свои интересы. Система государственной власти подчиняется крупному капиталу.

В итоге, как сегодня это можно наблюдать в странах Запада, происходит рост апатии и недоверия к власти со стороны простых людей. Власть удаляется от граждан. Ее решения носят все более далекий от потребностей простых людей характер. Создается ситуация, в которой власть служит не большинству населения, а богатому меньшинству.


Большинство становится простыми статистами, голосующими благодаря избирательным технологиям за нужных кандидатов. В ситуации же постсоветского развития происходит формирование откровенно олигархической модели, где большинство является механизмом обогащения меньшинства.


Лукашенко предложил альтернативу, связанную с недопущением срастания бизнеса и власти, отделения капитала от государства. Сильный президент в этом ключе выступает сувереном, принимающим жизненно важные решения в стране и берущим на себя ответственность.



Референдумы — столпы белорусской государственностиРеферендум 1996 г. — это выбор между либеральной бюрократией в постсоветском исполнении и суверенной государственностью. Первый вариант — Молдова, Украина, Грузия, в чем-то Кыргызстан и Прибалтика. Мы знаем последствия этого пути.

Судьбоносность этого референдума президент не раз подчеркивал. Но самое интересное, что в союзе с национал-демократической оппозицией и либералами против президентского проекта выступили в ту пору именно коммунисты и аграрии. Именно их проект конституции являлся альтернативным президентскому.

Поэтому можно с уверенностью сказать, что Лукашенко не являлся ренессансом коммунизма или его старых элит. Лукашенко сформулировал креативную, самобытную альтернативу развития суверенной Беларуси, опиравшуюся на преемственность и традицию с одной стороны, но и принимавшую вызовы постсоветских реалий — с другой.



Митинг сторонников президента Беларуси Александра Лукашенко


Нельзя сомневаться, что Лукашенко думал в тот момент именно стратегически, как минимум на десятилетия вперед. Его слова в период ноябрьского противостояния 1996 г. это только подтверждают:


«24 ноября решается судьба не только моя. 24 решается не только судьба стоящих здесь со мной рядом людей. 24 решается не только судьба стоящих на этой площади людей даже очень молодых и юных, которых я здесь вижу. Дорогие мои, мы уже что-то прожили. Кто сорок, кто шестьдесят, кто двадцать. Но есть еще самые маленькие, которые только-только вступают в эту жизнь. Которые только начинают жить. Они ведь не видели жизни вообще. Так 24 определяется, прежде всего, их судьба!»



http://imhoclub.by/ru/material/kak_belarus_stala_drugoj#ixzz4THIbckEC

******************************************
Но описание ситуации будет неполной, без еще одного текста о белорусской политической системе -
Политическая система, реализованная в Беларуси, является авторским проектом. Она не выстроена по рецептам западных полисимейкеров и по образу и подобию западных же демократий, как все остальные страны Центральной и Восточной Европы.
[Spoiler (click to open)]В ней практически отсутствует сколь-нибудь серьёзная партийная система — и, по сути, нет места даже для системной оппозиции. Несистемная же оппозиция вообще низведена в маргинальное положение и именуется пятой колонной. Собственно, таковой она в реальности и является. Не для кого это не секрет.

Роль парламента является символической, избирательная система мажоритарная. Исключительной особенностью является и пророссийская геополитическая ориентация Беларуси. Беларусь, пожалуй, единственное государство в ЦВЕ, которое поддерживается Россией.

Исключительная авторитарность режима Лукашенко обусловлена вовсе не безудержной тягой его к власти. Мы не наблюдаем сколь-нибудь серьёзных репрессий против его политических оппонентов, как это характерно для режимов с таким уровнем концентрации управленческой инициативы.

Для большинства авторитарных лидеров характерна психоэмоциональная нетерпимость даже к теоретически возможным конкурентам. В белорусском же случае лидеры т.н. оппозиции живы, здоровы и получают финансирование из за рубежа, что всем известно и никем не скрывается.

Периодически они имитируют некую деятельность, проводят несанкционированные акции, на которые приходит несколько десятков человек. Белорусские силовики выписывают им мелкие штрафы, и на этом все репрессии, как правило, заканчиваются.

Авторитарность белорусской политической системы обусловлена авторским её характером. Лукашенко — идейный монарх. Он — отец-основатель белорусского суверенного государства.


Белорусский суверенитет и личная власть Лукашенко на сегодняшний исторический момент суть одно и то же, поскольку являются взаимообусловленными явлениями.


Перефразируя Маяковского: мы говорим Лукашенко, подразумеваем — суверенитет, мы говорим суверенитет, подразумеваем — Лукашенко.

Белорусское государство — это его детище, над которым он трясётся и с которого пылинки сдувает.




Именно такая уникальная политическая система позволяет иметь уникальную модель социально-экономического развития.

Суть этой модели в том, что доходы от собственности на средства производства не расхищаются олигархами, как в других странах Центрально-Восточной Европы, и не выводятся за рубеж в пользу глобального банковского капитала, а инвестируются государством в техническое развитие страны.

Неудивительно, что всё это встретило жёсткий отпор Запада, поскольку не оставляло ему шансов подчинять своим интересам страну по схеме, отлаженной и отработанной годами.


С самого начала прихода к власти Лукашенко и до недавнего времени Запад не прекращал попыток свергнуть его режим путём организации уличной революции, как это он неоднократно успешно проделывал в отношении других государств, где подворачивалась такая возможность и была политическая необходимость. Тем не менее в отношении режима Лукашенко это сделать за 20 лет не удалось.

Такая авторская персоналистская система государственного управления имеет свои ярко выраженные преимущества, главным из которых является то, что


подрывные методики и технологии, отработанные Западом для коррумпированных режимов с частнособственническими экономиками, оказались в белорусском случае совершенно безрезультативными.


В итоге Запад, потерпев фиаско, вынужден на ходу менять тактику и стратегию в отношении Беларуси — как раз в тот момент, когда у него самого кризис всего, что только может быть, и ему, Западу, теперь явно не до Беларуси.

Недостаток же такой системы очевиден для всех. Система построена вокруг личности Президента, который, как и все люди, не вечен.

Судя по тому, что самого Президента этот вопрос не особенно беспокоит, — во всяком случае, публично, — он рассчитывает лично политически пережить тот период исторического межвременья, в котором мы все сейчас находимся.

В новой исторической эпохе многополярного мира будут другие реалии, и эту проблему страна будет решать в новых условиях.

Похоже, Президент в таком важном вопросе, как преемственность своей власти, руководствуется заповедью Христа: «Оставьте заботы завтрашнего дня дню завтрашнему».

http://imhoclub.by/ru/material/suverenitet_belarusi_kak_avtorskij_proekt#ixzz4THGsOV75

******************************************
Этот пост, собственно, стал ответом на вопрос, заданный мне сегодня в дискуссии у белорусского френда -
sviadomy_by 2016-12-19 12:35 (местное)
А не кажется ли вам странным, что вы из 150 миллионов россиян, не выбрали себе Батьки? Мы выбрали Бацьку из 9 миллионов...
Так вот, мне - не кажется. Почему, объяснила в начале поста...
А вот что сказал об этом же на днях Михалков в контексте скандала с Ельцин-центром -

Режиссёр Никита Михалков объяснил, почему он поддержал Бориса Ельцина на выборах президента России, прошедших в 1996 году. Кроме него, достойных кандидатов на этот пост не было, заявил он 17 декабря в «Ельцин-центре» (Екатеринбург), передаёт корреспондент ИА REGNUM.
Он отметил, что помогал Борису Ельцину, и эта поддержка была искренней. Других достойных кандидатов на высший государственный пост не было. Другой вопрос, сказал Никита Михалков, что в результате правления Ельцина на оборонных предприятиях стали делать кастрюли, а в стране начались задержки зарплат. На реплику о том, что об этом было известно уже до президентских выборов 1996 года, кинорежиссёр отметил, что не знал тогда об этом...

Tags: Беларусь, Россия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo gala_gala15 february 10, 2019 22:22 26
Buy for 20 tokens
Законопроекты так называемых сенаторов из конторы под вывеской Совфед, касающиеся свободы слова, то есть, фактического запрета на нее, вызвали в обществе вполне резонное возмущение, причем нашлись граждане с юридическим образованием и даже степенями, которые взяли на себя труд проанализировать…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments

Recent Posts from This Journal