April 8th, 2019

Путин как Горбачев: 30 лет назад в СССР приняли закон "о неуважении к власти"?



По пути Горбачева: ровно 30 лет назад в СССР был издан указ, аналогичный «закону Клишаса»
[Spoiler (click to open)]
Современная история России показывает, что вне зависимости от политического режима правящая верхушка страны опасается свободы слова и пытается использовать цензуру как рычаг давления на СМИ и недовольное властью общество. Как ни парадоксально, официальное оправдание такого «закручивания гаек» почти всегда сводится к необходимости защиты неких ценностей, в том числе якобы демократических, хотя на деле является мощным щитом для самой власти.

Вернуть цензуру в знаменитую эпоху гласности ровно 30 лет назад пытался даже сам «архитектор» советской «демократизации» и инициатор перестройки Михаил Горбачев, почти так же случилось и сейчас с законами о запрете «критики власти», которые одобрил президент РФ Владимир Путин. Несмотря на отличия эпохи заката СССР от нынешнего периода, аналогии напрашиваются сами собой.

О временных параллелях, их взаимосвязи и последствиях – в материале корреспондента РИА «Новый День».

Апрель 1989 года. Горбачев пытается «загнать джина обратно в бутылку»
На закате эпохи Советского союза компартия провозгласила гласность и свободу слова, а Михаил Горбачёв стал первым и единственным руководителем СССР, подвергавшимся критике в официальной прессе.

При этом (как же это актуально и сейчас) сам Горбачев еще в своем новогоднем обращении 1 января 1989 года отмечал, что страна столкнулась с экономическими и политическими трудностями. «Мы приступили к радикальной реформе политической сферы… я не хочу, да и просто не вправе изображать розовом цвете общую картину. Перестройка породила большое движение в обществе, но перемены идут трудно, не так быстро, как всем нам хочется. Многое связано не только с инерцией прошлого, но и с новизной проблем, с реальными трудностями организации жизни по-новому. Сплошь и рядом работа наталкивается на сопротивление консервативных, антиперестроечных сил. Этого нельзя не видеть», – заявил тогда он.

Обострение внутриполитической ситуации, а также проблемы с Прибалтикой – 18 января эстонский язык объявлен государственным в Эстонской ССР, что может считаться началом «развода» этой республики и Советского союза и появления вопроса о территориальной целостности страны – все это, так или иначе, судя по всему, заставило правящую «верхушку» Советского союза пересмотреть информационную политику.

Примечательным в этом отношении стало выступление секретаря ЦК КПСС, члена Президиума Верхового совета СССР Льва Зайкова. «Сложнейшие процессы протекают сейчас в душах людей, в общественном сознании. Все, что происходит в стране, вызывает обостренный интерес и реакцию народа. Ибо речь идет о судьбах страны, судьбах нынешнего и грядущих поколений. Чрезвычайно возросла сегодня ответственность печати. Издательство, журналисты и писатели помогли партии всколыхнуть народ, поднять его на перестройку, повысить уровень критики и значение гласности. Тем не менее, многие коммунисты в ходе отчетов требовали от горкома партии повысить уровень руководства средствами массовой информации», – приводятся его слова в газете «Правда» от 21 января 1989 года.

При этом, Зайков, как и сейчас политики в современной России, отметил, что повышение уровня руководства СМИ со стороны власти необходимо для «повышения ответственности журналистов, качества их труда и недопустимости тенденциозности в оценках как нашей истории, так и явлений сегодняшнего дня», а не для «снижения накала и объема критики».

Как получается, в 1989 году стало окончательно ясно, что «джина выпустили из бутылки» и свобода слова слишком дорого обходится советской политической элите на фоне шквала критических публикаций СМИ.

11 апреля 1989 года в газете «Правда» публикуется Указ Президиума Верховного Совета СССР «О внесении изменений и дополнений в Закон СССР «Об уголовной ответственности за государственные преступления» и некоторые другие законодательные акты СССР» от 8 апреля 1989 года. В документе, одним из инициаторов которого стал сам Горбачев, предлагалось четыре поправки, в том числе – в статью 74.1:

«Оскорбление или дискредитация государственных органов и общественных организаций», что могло поставить крест на официально провозглашенной тогда открытости и гласности.

«Оскорбления или дискредитация государственных органов и общественных организаций, публичные оскорбления или дискредитация высших органов государственной власти и управления СССР, иных государственных органов, образуемых или избираемых Съездом народных депутатов СССР или Верховным Советом СССР, либо должностных лиц, назначаемых, избираемых или утверждаемых Съездом народных депутатов СССР или Верховным Советом СССР, а равно общественных организаций и их общесоюзных органов, созданных в установленном законом порядке и действующих в соответствии с Конституцией СССР – наказываются лишением свободы на срок до трех лет или штрафом до двух тысяч рублей», – говорится в Указе, подписанном Михаилом Горбачевым, который тогда занимал должность Председателя Президиума Верховного Совета (ВС) СССР, и секретарем Президиума ВС СССР Тенгизом Ментешашвили.

11 апреля в «Правде» вышла статья «Демократию охраняет закон». В ней высказывается опасение, что поправки, которые постановляет внести Президиум ВС СССР, могут снова обострить проблему политических заключенных. «Известно, что в Советском союзе в настоящее время нет политических заключённых. Перестройка, гласность, демократизация дали людям возможность свободно высказывать свои мысли, отставить свои убеждения, в открытую спорить… Поправки к закону – не дадут ли они возможность навесить на человека ярлыки, превратно толковать его действия?» – отмечается в публикации.

Директор Института государства и права АН СССР академик Владимир Кудрявцев тогда заявил, что в отличие от сталинских законов, в нынешних поправках «речь идет не о каких-то превратных беседах, доверительных разговорах, не о письмах, личных дневниках, которые в прошлом были причинами наветов и последующих арестов», когда «даже анекдоты рассматривались как выпады против строя».

«В Указе четыре основных положения. Убежден, что все они более демократические, я бы сказал, более четкие, чем это было в прежних законах. Это очень важно, чтобы не допускать двусмысленности, ни каких-то широких толкований, ни расплывчатости, ведь каждая буква в законе может быть судьбой человека», – подчеркивал академик.

«Защита демократии и достижений перестройки»
В 1989 году в роли сенатора Андрея Клишаса, который стал одним из авторов современных законов о запрете фейков и критики власти и оправдал ужесточение цензуры, выступили сразу несколько представителей ЦК КПСС во главе с Михаилом Горбачевым.

В частности, член ЦК КПСС, машинист экскаватора Коршуновского горно-обогатительного комбината Иркутской области А. П. Мясников, выступая на пленарном заседании 25 апреля 1989 года, заявил, что «назрела необходимость глубоко проанализировать и дать оценку неформальным объединениям, имеющим политическую направленность». «Ведь нередко деятельность их лидеров принимает форму грубых безответственных нападок на партию и Советскую власть. Оголтелое критиканство с целью дискредитации партийных и государственных органов, паразитирующее на здоровых процессах демократии и гласности, социальная демагогия наносят серьезный ущерб делу перестройки, мешают консолидации различных общественных течений и главных направлений социального-экономического развития», – подчеркивал он.

Еще один член ЦК КПСС, первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Геннадий Колбин обратил тогда внимание, что в СССР «снизилась дисциплина и ослаблен спрос на выполнение принятых в стране законов. «Скажем, закон о порядке проведения митингов и демонстраций открыто бойкотируется, том числе и некоторыми руководителями из числа коммунистов. Прослеживается подобное отношение и к только что принятому Указу Президиума, и все это сходит с рук. С развитием демократии должна крепнуть и дисциплина», – заявил тогда Колбин на пленарном заседании Верховного Совета СССР.

Сам Горбачев, выступая с заключительным словом, пояснил, что «цензурные» поправки нужны, чтобы «демократизация общественных процессов не использовалась против конституционного строя».

«Если мы всерьез встали на путь перестройки и демократизации, нам нужно как можно скорее выработать и пустить в ход механизм защиты демократии. Именно на это направлены текущая законодательная деятельность и недавно опубликованный Указ Президиума Верхового Совета СССР, который в целом, встречен в обществе с пониманием. Я согласен с выступившими здесь товарищами, которые говорили о том, что у некоторых органов печати выработался своего рода стереотип: как только выходит какой-то документ, они встают в оппозицию к нему, подчас не вникнув в суть вопроса», – цитирует выступление Горбачева газета «Правда» от 27 апреля 1989 года.

В 90-е – без ограничений

Новый День: По пути Горбачева: ровно 30 лет назад в СССР был издан указ, аналогичный закону Клишаса

В 1989 году сторонникам возвращения жесткой цензуры во главе с Горбачевым, который ранее сам инициировал гласность и демократизацию, не удалось продавить драконовские поправки. На первой сессии Верховного Совета СССР 31 июля «депутаты внесли ряд предложений, направленных на уточнение закона».

«Сессия предложила комитету, рассмотревшему законопроект, предварительно вновь собраться в перерыве для уточнения редакции некоторых статей и после этого вернуться к обсуждению вопроса. На вечернем заседании с учетом внесенных поправок раздельным голосованием депутаты обеих палат утвердили Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 апреля 1989 года», – говорится в номере «Правды» от 1 августа.

Девятого августа 1989 года закон был опубликован «Ведомостях Съезда народах депутатов СССР и Верховного Совета СССР». Согласно тексту документа, в итоге была одобрена только одна поправка о недопустимости «призывов к насильственному свержению или изменению советского государственного или общественного строя».

Известный советский политик Николай Травкин, который в то время был депутатом Верховного Совета СССР, в комментарии РИА «Новый День» заявил, что такой указ о цензуре в период гласности подписать просто не могли.

«Как можно было подписать этот Указ, когда через три месяца была отменена 6 статья (о руководящей роли КПСС)? У меня нет этого (Указа) в памяти… Не мог Верховный Совет в 1989 году его принять. Тогда были честные выборы, была свободная пресса. Не в том понимании, что ее контролирует Кремль, а том понимании, что ее никто не контролирует, никакой олигарх не руководит», – подчеркнул он.

При этом Травкин выразил уверенность, что на закате Советского Союза политическая обстановка в стране была более демократичной, чем сейчас в России, и принятие нынешнего закона о недопустимости критики власти это подтверждает. «Да, демократичные были времена, а через несколько лет мы получили «свободную прессу», часть которой финансировал Березовский, а другую – Гусинский», – констатировал Травкин.

Стоит отметить, что тренд на демократизацию в 1989 году действительно прослеживался. 11 сентября 1989 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР была также отменена ст. 190. «Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй»: «Систематическое распространение в устной форме заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, а равно изготовление или распространение в письменной, печатной или иной форме произведений такого же содержания – наказывается лишением свободы на срок до трёх лет, или исправительными работами на срок до одного года, или штрафом до ста рублей».

Комментируя события 30-летней давности, политолог, руководитель Лаборатории политических и социальных технологий Алексей Неживой высказал мнение, что по сути запрет на критику власти и ужесточение цензуры нужны любой власти, чтобы не допустить появления новых политических лидеров, а в 1989 году отказ от поправки, скорее всего, был обусловлен в большей степени попыткой остановить развал страны.

«Тогда Горбачёв был «жертвенным барашком» – его вели, им манипулировали, управляли, а человек был слабый, болтун. Не смогли подписать законы. Но тогда и страну вели к распаду», – считает Неживой.

Так или иначе, решение депутатов Верховного Совета СССР можно считать одним из ключевых исторических моментов, который стал прологом к развалу Союза и последовавшим «нецензурным и диким» 1990-м, когда политикам, СМИ и в целом обществу не приходилось жаловаться на цензуру. Но даже самые критические телесюжеты и публикации, как и массовые акции протеста с гневным обличением тогдашней политики и политиков, не помогли остановить решения властей на пути к разорению страны. Бесполезной оказалась всеобъемлющая общественная ненависть даже к одному из главных реформаторов – Анатолию Чубайсу, – его не проклинал только ленивый, но он до сих пор в деле.

Путин учел ошибки Горбачева

Новый День: По пути Горбачева: ровно 30 лет назад в СССР был издан указ, аналогичный закону Клишаса

То, что не удалось сделать Горбачеву, осуществил нынешний президент РФ Владимир Путин, который сразу после своего избрания в 2000 году на первый срок заявил, что «без действительно свободных СМИ российской демократии просто не выжить, а гражданского общества – не создать».

В своем дебютном Послании к Федеральному Собранию Путин выражал сожаление, что «пока не удалось выработать четкие демократические правила, гарантирующие подлинную независимость «четвертой власти». «Журналистская свобода превратилась в лакомый кусок для политиков и крупнейших финансовых групп, стала удобным инструментом межклановой борьбы», – сказал тогда президент и подчеркнул, что цензура и вмешательство в деятельность средств массовой информации запрещены законом. «Но цензура может быть не только государственной, а вмешательство – не только административным», – отметил тогда же Путин.

При этом глава государства пояснил, что экономическая неэффективность значительной части СМИ «делает их зависимыми от коммерческих и политических интересов хозяев и спонсоров» и позволяет превращать СМИ «в средства массовой дезинформации, средства борьбы с государством». Поэтому, как заявил Путин, государство должно защитить прессу от манипуляции. «Мы обязаны гарантировать журналистам реальную, а не показную свободу, создать в стране правовые и экономические условия для цивилизованного информационного бизнеса», – сказал он.

После этого последовало фактическое переформатирование информационного пространства – громкое закрытие НТВ, решения законодательных собраний регионов о введении цензуры по многочисленным просьбам избирателей и тому подобное. Через 10 лет была найдена оптимальная формулировка – «о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Под этим удобным предлогом запреты размножились еще сильнее.

Новым этапом этой планомерной политики – спустя почти 19 лет после слов о недопустимости превращения СМИ в «средства массовой дезинформации» и в годовщину последних выборов президента РФ, 18 марта, – стало подписание Путиным законов о запрете критики власти и фейковых новостей. Эти документы, по оценке президентского Совета по правам человека, нарушают Конституцию РФ, противоречат Европейской Конвенции о защите прав человека и могут привести к разорению большинства российских СМИ, а неопределенность формулировок в принятом документе открывает широкое поле для репрессивной деятельности контролирующих органов даже против обычных граждан.

«Сугубо репрессивные нормы»

В 1989 году в связи с появлением поправок о запрете дискредитации власти у части советской общественности возникло опасение относительно вероятного возвращения репрессий и новой волны политических заключенных. Публикации на эту тему появлялись даже в «Правде». Сейчас также существуют похожие опасения – причем небезосновательные. Не случайно президентский Совет по правам человека обращал внимание на размытость формулировок в законе, в результате чего под санкции могут попасть не только СМИ, но и любой критик власти в Интернете, в том числе, за карикатуры и анекдоты.

В комментарии РИА «Новый День» юрист правозащитного центра «Мемориал» Игорь Гуковский высказал опасения, что принятые законы действительно могут повлиять на политическую ситуацию в стране, поскольку вводятся «сугубо репрессивные нормы, которые ни в коей мере не будет способствовать улучшению и без того плохой ситуации со свободой слова в России».

«С точки зрения роста или уменьшения количества политических заключенных, так как мы их обычно рассматриваем – заключенных по уголовным делам – данные законы в их нынешней редакции, на мой взгляд, не повлияют, потому что предусматривается административная ответственность», – отметил Гуковский.

В то же время он подчеркнул, что такая опасность все же есть. «Мы знаем, что регулярно складывается ситуация, когда деяния, которые до этого являлись административными правонарушениями, становятся затем составами в Уголовном кодексе. В некоторых случаях повторное или неоднократное нарушение административных статей становится уголовными преступлениями. То есть в некоторой перспективе имеется возможность. При минимальном желании и минимальном проявлении инициативы, имеется возможность за нарушения норм КоАП начать привлекать людей и уголовно», – сказал Гуковский.

По мнению политолога Алексея Неживого, такие действия власти «ведут «хаосу». «Когда политическая система не выражает интересы больших групп, рано или поздно происходят процессы десоциализации», – опасается он. При этом политолог напомнил, что подобные тенденции наблюдались в России и в 2012 году. «Тогда тоже были попытки расшатать ситуацию, сейчас это приведет к более серьезным противостояниям за рамками правового поля», – отметил Неживой.

Цензурный транзит власти
Очень многие эксперты сходятся во мнении, что «цензурные» законопроекты были приняты потому, что началась активная подготовка к транзиту власти – для «безболезненного» ухода действующего президента РФ правящая верхушка дочищает информационное и политическое пространство.

«Элита пытается сохранить власть, чтобы это сделать, они ввели такой вот механизм. Они абсолютно не скрывают, что им нужно это «престолонаследие» передать. Все новое – хорошо забытое старое», – сказал, в частности, Неживой, обратив внимание, что представители современной элиты в большинстве своем вышли из советской номенклатуры, которая до сих пор не смогла отказаться от «комсомольских навыков и методов».

Эксперт пояснил, что в сложных социально-экономических условиях на политической арене могут появиться новые лидеры, способные помешать планам нынешней элиты. «Новые лидеры будут подниматься на экономическом интересе тех элит, которые сейчас отстраняются от «кормушки». Этот закон предназначен для того, чтобы не дать подняться новым силам в этой ситуации. Как ты можешь сейчас поднять себя? Только на критике того, что происходит, а теперь критиковать – незаконно», – отметил политолог.

«Речь о том, что это продолжение развития управляемой демократии, развития репрессивного механизма. У нас в стране – совершеннейший андеграунд», – заключил Неживой.

Так или иначе, закон о запрете критики власти, который вступил в силу 29 марта 2019 года, вызвал негативную реакцию в обществе. Экс-депутат Госдумы Дмитрий Гудков направил в Верховный суд иск с требованием признать документ недействительным, поскольку его положения сформулированы «безграмотно и нарушают принцип правовой определенности». Однако судебная инстанция – по уже сложившейся традиции – отказалась принимать этот иск к рассмотрению.

Так что – ждем санкций. Тем более, Генпрокуратура РФ в конце марта уже использовала закон об оскорблении власти, чтобы добиться удаления новостей об оскорбительном граффити про президента Владимира Путина.
https://newdaynews.ru/back-to-90s/659550.html

---
Чем все закончилось тогда, мы знаем, финал был закономерен, ибо, если власть нуждается в административных рычагах принуждения к уважению, она слаба настолько, что конец ее не за горами, что и было показано на примере Гобачева и СССР, а ныне демонстрируется на примере Путина и РФ, с той только разницей, что народ России уже умудрен опытом и иллюзий по поводу власти не питает, а вот за судьбу своей страны опасается, потому и не предпринимает резких шагов, откладывая их до последнего...

Впрочем, терпение людей уже на пределе, что демонстриуют непрекращающиеся и все более массовые протесты по всей стране, из последних, в Ингушетии и Архангельске, причем полиция порой начинает отказываться разгонять митингующих - и это только начало, а пропаганда огромной армии кремлеботов, начиная от федеральных СМИ и заканчивая информационными помойками АП в соцсетях, откуда запускаются и где тиражируются пропагандонские байки, перестает работать - власти и ее холуям напрочь перестали доверять..


«У россиян аллергия на власть»: более половины населения РФ против закона об оскорблении власти
[Spoiler (click to open)]
Большинство жителей России (52%) выступили против закона об ответственности за оскорбление власти, свидетельствуют результаты опроса «Левада-центра». Противоположного мнения придерживается 39% граждан. Принятый одновременно с ним закон о наказании за распространение фейковых новостей не поддержали 35% россиян, одобрили 55% опрошенных.

Согласно результатам опроса, 64% респондентов считают, что вступившие в конце марта в силу законы о фейках и неуважении власти призваны не допустить критики представителей властных структур, передает РБК. При этом почти четверть опрошенных (23%) считает, что они необходимы для обеспечения достоверности новостей в СМИ и интернете.

Социолог «Левада-центра» Денис Волков объяснил разницу в отношении населения к этим законам тем, что люди воспринимают закон о фейках как защиту, однако «на власть у людей аллергия», и закон об оскорблении ее представителей воспринимается как попытка политиков и чиновников оградить себя от критики. Именно поэтому данную инициативу респонденты не поддержали, указал эксперт.

Как отмечают социологи, большинство участников опроса мало знают об этих законах. Лишь 18% респондентов признались, что хорошо информированы об обеих инициативах. Около 40% заявили, что что-то слышали о них. Еще 41% граждан впервые узнали о законах от социологов.

Директор «Левада-центра» Лев Гудков объяснил низкую информированность граждан РФ об этих резонансных законах тем, что дискуссия вокруг них была закрытой и слабо освещалась в СМИ.

По словам Гудкова, большинство из тех, кто одобрили оба закона, – пенсионеры и «необеспеченные, малообразованные и провинциальные люди, с надеждой смотрящие на власть как источник или гарантию их благополучия». Свое мнение эти люди объясняют «общественной пользой» цензуры и необходимостью порядка в стране, что заставляет их отрицательно и даже враждебно оценивать действия предстаителей оппозиции и критиков власти, указал глава «Левада-центра».

Опрос проводился с 21 по 27 марта в 50 регионах. В нем участвовало 1,6 тыс. человек в возрасте 18 лет и старше.

Стоит отметить, что результаты исследования «Левада-центра» отличаются от данных мартовского опроса ВЦИОМа о реакции россиян на закон о наказании за фейковые новости. Тогда 78% респондентов сказали, что знали о законе, и 83% отметили, что его поддерживают...
https://newdaynews.ru/society/659532.html

---
Два краеугольных камня компрадорско-олигархического режима законодательно уважаемых Путина  и Ко - начинают крошиться на глазах: пропаганда агонизирует, вызывая лишь брезгливость и презрение пополам с ненавистью к пропагандонам, а с силовиками - "все не так однозначно" и чем дальше, тем больше, поскольку большинство их выходцы из народа и, в отличие от штрейхеров, люди.

Власть судорожно пытается осуществить транзит, сохранив систему и бенефициаров:
поступают предложения сверху передать часть полномочий и функций президента парламенту,
ведутся разговоры о преемнике, или переформатировании системы с созданием аналога Политбюро, Госсовета,
предпринимаются попытки переписать Конституцию, пока что на уровне обсуждения возможности и вбросов на тему,
обостряется борьба между властными группировками в верхах, сопровождающаяся пиар-чистками и громкими отставками,
система разбалансируется все больше - и все это чертовски напоминает ситуацию 30-летней давности, ставшую началом конца...

ВИДИТЕ ЛИ ВЫ АНАЛОГИИ МЕЖДУ КОНЦОМ ПРАВЛЕНИЯ ГОРБАЧЕВА И ПУТИНА?

ПОЛНАЯ АНАЛОГИЯ, ПУТИН ВЕДЕТ РФ ТУДА, КУДА ГОРБАЧЕВ ПРИВЕЛ СССР
7(43.8%)
НЕПОЛНАЯ АНАЛОГИЯ, РОЛЬ РАЗРУШИТЕЛЯ ТА ЖЕ, НО КОНЧИТ ОН ХУЖЕ
9(56.2%)
НИКАКИХ АНАЛОГИЙ, ПУТИН СПАС РОССИЮ, А ГОРБАЧЕВ РАЗРУШИЛ СОЮЗ
0(0.0%)
ИНОЕ В КОММЕНТАХ
0(0.0%)

Что дальше? Аналогии пугающие, а судьбы Союза для России не желает никто из граждан РФ, за исключением властей предержащих, судя по их действиям, направленным именно на развал и распад, народ же начинает понимать, что: "дело спасения утопающих - дело рук самих утопающих" и постепенно становится субъектным, выходит из состояния затянувшейся зимней спячки, длившейся долгие 30 лет постепенной деградации главного осколка СССР и разграбления его наследства при молчаливой безучастности народа...

А ведь еще в прошлом году звучали набатом предупреждения экспертов и вопросы простых граждан:
ОБРАЩЕНИЕ американиста №1: "Путин стал Горбачевым и ликвидирует Россию!"
ПОЧЕМУ путинская ДУМА не стала судить ГОРБАЧЕВА и ЕЛЬЦИНА? 
Путин как Горбачев - ФИНАЛ эпохи предательства?

Вопрос лишь в том: кто придет после "горбачева" - новый "ельцин", а за ним его преемник "путин", продолжившие разрушение страны? Или лидер, который демонтирует саму паразитическую компрадорскую систему, не допустив разрушения России, а лишь вытащив заложенную под нее в 1991-м году мину в виде нынешних элит, действовавших все это время, как начинают полагать все больше россиян, русских, и не только, судя по результатам их деятельности - исключительно в интересах противников нашей страны?


promo gala_gala15 february 10, 22:22 34
Buy for 20 tokens
Законопроекты так называемых сенаторов из конторы под вывеской Совфед, касающиеся свободы слова, то есть, фактического запрета на нее, вызвали в обществе вполне резонное возмущение, причем нашлись граждане с юридическим образованием и даже степенями, которые взяли на себя труд проанализировать…

Будущее России - 25 агломераций, остальное - трубопроводы и мусорные полигоны?


*внимание! все, далее изложенное, не является документально подтвержденной информацией, а лишь размышлениями по поводу...

Кажется, Россию снова поглощает мусорная тема, приобретающая все более политизированный характер, выливающаяся уже в многотысячные протесты и манифестирующая период начала больших перемен во взаимоотношениях власти и общества, постепенно разрывающего свою часть общественного договора, как это сделала власть пенсионной реформой 2018-го и последующим каскадом заявлений чинуш-"макарошек".

Очередное такое заявление прозвучало на днях, оно было сделано явно не злонамеренно, а по косноязычию, но оговорочка оказалась "по Фрейду", так что мы не станем пенять бедной чиновной дамочке, а лучше попробуем, оттолкнувшись от ее дивного высказывания, порассуждать о перспективных планах "партии и правительства", рассмотрев "мусорный вопрос" с точки зрения стратегической, а не тактической, в общем контексте грядущих перемен...

Вот собственно заявление многоуважаемой представительницы власти:
Айман Тюкина, координатор проекта ОНФ «Генеральная уборка» в Архангельской области (видео 7:25-8:00): «Любые попытки разделить отходы, а по сути — население страны, на наши и ваши следует рассматривать как посягательство на основы конституционного строя Российской Федерации, … прошу органы прокуратуры обратить внимание на подобные высказывания отдельных лиц»

А вот фактура - Архангельский "экотехнопарк", а, по сути гигантская свалка в Поморье, клоака, куда Москва, превращенная мэрией и срощенным с нею крупным бизнесом в супермегаполис, заселяемый мигрантами, застраиваемый высотками-человейниками, опутанный утыканными повсюду биометрическими камерами наблюдения, теряющая день ото дня человеческий облик для горожан - будет вывозить отходы - "Позор! Перемен!": бунт в Архангельске - 10-тыс. неразрешенный митинг?

За Архангельском на очереди Московская область, Владимир, Ярославль, Тверь, масса других городов, осчастливленных тем же и начинающих протестовать против мусорного экоцида все более активно, понимая, что, дай они слабину, их города превратятся в зоны экологического бедствия, а то и катастрофы, а потому действующих все более решительно и жестко, говоря нет людоедским планам властей, перешедших в наступление по всем фронтам.

Создается впечатление, что всю территорию России собираются превратить в одну большую мусорную свалку, полигон для захоронения ТБО и не только, наплевав на судьбы малых и средних городов со всеми их жителями, которые будут буквально вынуждены переселяться в близлежащие мегаполисы, волей-неволей, поскольку в родных местах, становящихся токсичными помойками, житья им не будет, так или иначе...


[Spoiler (click to open)]


Что все это значит? Неужели такой исход не просчитывается властью?
Отчего же, очень даже просчитывается - все это отлично укладывается в концепцию сгона населения с нажитых мест в несколько крупных агломераций, о которых высшие чиновники уже давно вещают вполне откровенно, пару лет назад о том начал говорить одиозный смотрящий за РФ от Запада, Кудрин, рупор Фининтерна, ФПГ и ТНК.

Вот обсуждение этого его заявления двумя экспертами на ОТР в 2017-м, из которого картина становится абсолютно ясной, особенно с учетом событий, происшедших за последние пару лет, подтверждающих, что планы хозяев данного г-на и властей предержащих в целом реализуются шаг за шагом, неуклонно и последовательно, без единого отступления от программы превращения РФ в территорию-фантом, полу-пустыню агломераций и свалок, перерезанную нитями трубопроводов...

Юрий Крупнов и Дмитрий Журавлев — о развитии городских агломераций 03.08.2017
[Spoiler (click to open)]

Ольга Арсланова: Это большая тема, и вот о чем планируем мы поговорить в ближайший час. Россия ради сохранения собственной конкурентоспособности обязана создать 25 крупных городских агломераций. Такое заявление сделал бывший министр финансов Алексей Кудрин. По его мнению, в ближайшие десятилетия крупные города станут центрами новой экономики – экономики знаний, как он сам ее называет, и нужно объединять города-спутники, создавать агломерации для того, чтобы в новой реальности выжить. Экономист подчеркнул, что речь идет как о европейской, так и о восточной части России.

Петр Кузнецов: Например, он предполагает, что Екатеринбург, Челябинск и Пермь в будущем станут крупной агломерацией, и государство должно поддержать налаживание транспортных связей между ними. Потенциалом для создания агломераций обладает Нижний Новгород (это все по мнению Кудрина), Казань и Самара, и Москва и Петербург. Собственно, Москва и Петербург – уже агломерации.

Ольга Арсланова:
Разбираться в проблеме мы будем вместе с нашими гостями. У нас в студии Юрий Крупнов, председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития. Здравствуйте.

Юрий Крупнов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: И Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем. Добрый вечер.

Дмитрий Журавлев: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Добрый вечер. Уважаемые эксперты, вот с чего хочется начать. Знаменитый и любимый многими нашими экспертами, даже политиками сингапурский премьер Ли Куан Ю сказал как-то, что драйверами экономического роста в XXI веке будут территории с численностью в 5 млн человек. Так ли важна при оценке успешности территории численность? Насколько это показательно?

Юрий Крупнов: Учитывая, что в самом Сингапуре 5 млн человек, и это, по сути, остров, то понятно, что он имел в виду. Но с точки зрения, что Россия до сих пор – это 1/7 часть мировой суши, а живем мы порядка в 7 раз плотнее, чем живут в развитых странах нормальные люди… То есть мы как мигранты в съемках на раскладушках и так далее.

Ольга Арсланова: Мы – вы имеете в виду жители больших городов?

Юрий Крупнов: Россияне. Работы нет на местах, россияне бегут в большие города. И, по сути, как мы снимаем мигрантов каких-то, когда идет милицейская облава, чуть по-другому, но, в принципе, мы живем в четыре раза плотнее чем американцы по жилью, примерно в семь раз плотнее, чем британцы на острове. Поэтому в этом смысле Ли Куан Ю сказал с точки зрения своих интересов, а у нас совершенно другие интересы, и у нас огромная страна, в которой нам все нужно переосваивать и обживать. И то, что сказал Ли Куан Ю, и тем более что сказал Алексей Леонидович Кудрин, Ли Куан Ю здесь не виноват, а Кудрин – это, на мой взгляд, страшнее атомной бомбардировки. В этом смысле от атомной бомбардировки мы как-то можем защититься, а если мы создадим 25, или 15-20 таких якобы агломераций, а реально мегаполисов, то это значит, что вся территория окончательно запустынится, обезлюдится и так далее, и России просто не будет. Поэтому это то, что Гитлер не сумел сделать, такие псевдоэкономисты нам предрекают сейчас и выдают это за повышение конкурентоспособности.

Петр Кузнецов: Если он хорош, факт влияния городов, вообще экономически выгоден?

Дмитрий Журавлев: Хорош тем, что у вас нет необходимости тратиться на остальное. То есть вы в рамках…

Ольга Арсланова: Это хорошо, думаю, считают многие.

Дмитрий Журавлев: Я не уверен, что это хорошо. Я сейчас к этому вернусь.

Юрий Крупнов: У вас трехкомнатная квартира, вы две комнаты забиваете, и в одну оставшуюся комнату вам меньше топить.

Петр Кузнецов: Наверное, мы ломаем стену и живем как-то в одном пространстве с соседями уже, получается. Вот что такое агломерация.

Дмитрий Журавлев: Нет. Вы ограничиваете всю систему. Тогда вы в рамках этого города… Помните, у Войновича была некая коммунистическая Москва. Все вложили сюда, подняли искусственно там все, что могли. Грубо говоря, заасфальтировали улицы, создали вузы, создали действительно современную экономику. Вопрос в том, что экономика так не живет, экономика не может жить в одном городе, вокруг которого пустыня.

Дмитрий Журавлев: Вы ограничили эту агломерацию, внутри нее что-то будет работать. Но у вас первая проблема: как эта агломерация будет существовать с остальным миром? Извините, пожалуйста, сегодняшняя экономика – это ка не знаний, это экономика кулаков. Если экономику России свести к 25, может быть, очень современным агломерациям – я даже не говорю о том, о чем говорит коллега, о запустынивании, – то через некоторое время эта идеология обороны: мы на всю остальную страну плюнем, мы ее уже не поднимем. Что говорит Кудрин: "Остального нам сейчас не поднять. Давайте хоть что-то поднимем". Но любая война от обороны – а современная экономика является тяжелейшей войной, – она всегда на проигрыш, потому что не с первого, так с пятого оборону пробьют, и ваша экономика окажется под сильнейшим давлением других. Это первое.

Во-вторых, в действительности экономика знаний живет ведь не только знаниями, она живет культурой. То есть для того, чтобы человек что-то высокое творил, он должен ходить в театр, он должен иметь очень много кроме необходимого излишнего. Экономика знаний – это экономика лишнего. Чтобы создать такую экономику, вы ее создали в одном городе, а вокруг у вас другой мир. Это будет очень неустойчиво, потому что этот другой мир ведь не будет сидеть и ждать. Вспомните Римскую империю, очень мощную. В конце концов, не с первого, так с 501 раза варвары пришли, потому что варвары смотрели на все это и думали: "А почему им все это принадлежит?".

Дмитрий Журавлев: Речь идет о другом. Чтобы не заниматься 26-м. Мы займемся 25, и не трогайте нас. А это стратегически ошибка. В рамках своего этого города – может быть, Алексей Леонидович и прав, – этот город, наверное, какое-то время сможет более-менее развиваться. Но он же будет развиваться не за счет своих ресурсов, а за счет ресурсов, которые надо где-то взять, от кого-то забрать, потому что эти 25 городов…

Ольга Арсланова: Ну, как Москва развивается?

Юрий Крупнов: Нефть он будет продавать сибирскую, а тратить будет в кабаке в центре Москвы. Вот и все. Вот логика.

Дмитрий Журавлев: Или в центре Казани.

Юрий Крупнов: А какая разница?

Юрий Крупнов: Вы знаете "полицентричные", "моноцентричные". А вы понимаете, что это все бантики, это суть не меняет? Во-первых, речь идет не об агломерациях, а о мегаполисах, потому что агломерации – это красивый способ уйти от сути вопроса. Реально у нас есть 15 миллионников в стране, где больше миллиона населения.

Ольга Арсланова: По сути, они уже есть.

Дмитрий Журавлев: Они пока есть.

Юрий Крупнов: Нет. Они есть как свидетельство развития нас как страны третьего-четвертого мира. То есть мы вместо того, чтобы использовать наши колоссальные ресурсы, в том числе территориальные – вышел во двор, прошел к березе своей 30 метров, – вместо этого мы, как мигранты, в своей стране забираемся в наши ячеечки на 30-й этаж. То есть хрущевки, которые были в 1930-х годах, по сравнению с этими скворечниками – это выдающееся явление урбанистической мысли, и так далее. И дальше мы будем сжиматься, так называемое управляемое демографическое сжатие, и так далее. Это второй момент.

Алексей Леонидович уже показал свои экономические способности: рубль в два раза упал после его…

Ольга Арсланова: Был признан лучшим министром.

Юрий Крупнов: Конечно. В два раза рубль упал, и инвестиции в пять раз упали, по его модели, которую он фиксировал, продвигал и так далее. Поэтому это даже обсуждать несерьезно. Но главное – понять, мы страна огромная, колоссальная, совершенно уникальная, со своим способом развития, своим способом движения столиц. У нас проблема в том, что эти мегаполисы пожирают всю страну, а Москва пожирает и мегаполисы. Даже Питер по сравнению с Москвой – это провинциальный небольшой город, потому что Москва как раковая опухоль просто убивает всю страну. И вместо того, чтобы заниматься размосквичиванием, размегаполисизацией, сделать ставку на другую урбанизацию, мы как папуасы в третьем мире слушаем Кудрина, и вообще это обсуждаем всерьез, хотя, еще раз повторяю, этот вопрос – просто надо прийти, арестовать и изолировать от общества всех тех, кто говорит эти страшные вещи.


Юрий Крупнов: Что значит не его? Это узкий класс неолибералов, которым нужно превратить страну в эти островки мегаполисов.

Петр Кузнецов: 25 на всю страну – это 25 зон. Германия разбита на агломерации.

Юрий Крупнов: 15 миллионников… Подождите, какая Германия? Давайте без этих глубинных градостроительных. Честно говоря, я в них ничего не понимаю, вы в них ничего не понимаете. Давайте без агломераций. 15 миллионников. Вы говорите, Челябинск объединить с Екатеринбургом, два миллиоником. Уже будет 14, а не 25. Вы говорите сами.

Ольга Арсланова: Это не мы говорим, это Кудрин. Он еще говорит: "А то, что между ними, начнет жить".

Юрий Крупнов: У нас гипермегаполис все пожирает. Что между ним живет?

Дмитрий Журавлев: Поймите, в чем наша разница позиций с Кудриным.

Петр Кузнецов: Это разве не спасение малых городов?

Дмитрий Журавлев: Территория между Челябинском и Екатеринбургом будет жить, а территория внешняя к Челябинску и Екатеринбургу уже не будет, потому что

Петр Кузнецов: Она и так сейчас не живет.

Юрий Крупнов: Поэтому пусть подыхает. Раз она не живет, туда ей и дорога – на кладбище, правильно. Как говорится, написано "в морг" – всё.

Дмитрий Журавлев: Чтобы развить эту агломерацию (называйте, как хотите – мегаполис, агломерация), придется взять средства где-то еще. Значит, взять не в агломерации. Брать из агломерации, чтобы агломерацию развить, не удастся.

Юрий Крупнов: А это очень дорогие вещи.

Дмитрий Журавлев: Значит, придется брать с тех территорий, которые не являются агломерациями. И люди, которым не повезло жить в агломерации, им будет совсем плохо.

Юрий Крупнов: Они нищие, но последнее с них заберут. Абсолютно правильно.

Дмитрий Журавлев: А когда эти территории либо обезлюдят, либо настолько понизятся социально и экономически, что будут жить в другой экономике, потому что бедность порождает свою собственную экономику, она будет другой, в результате у вас получится два мира в одной стране, и социальная устойчивость полученного результата вас очень удивит.

Юрий Крупнов: А реально три, потому что Москва – это еще гиперагломерация, гипермегаполис и так далее.

Дмитрий Журавлев: Насколько я понимаю, тут Алексея Леонидовича надо спрашивать, а не меня. Она состоит в том, чтобы создать 25 московий.

Юрий Крупнов: Так не получится.

Дмитрий Журавлев: Это другой вопрос.

Петр Кузнецов: В связи с этим вопрос. Москва собирает лучших, она опустошает таким образом региональные экономики и создает дисбаланс.

Юрий Крупнов: Не так. Вы говорите ужасные вещи. Москва не собирает лучших. Москва обирает регионы финансово, Москва не создает в регионах и убивает рабочие места, поэтому все люди вынуждены не оттого, что они хотят в Москву, лучшие, в столицу, покрасоваться на подиуме – потому что жить негде в регионах, потому что нет работы. Людей просто выталкивают в Москву.

Петр Кузнецов: И разве создание этих 24 или 23 без Москвы и Петербурга агломераций не восстановит нарушенный дисбаланс?

Юрий Крупнов: Как это восстановит? Москву все равно они не перебьют, если Москву не разгружать, не размосквичивать. Потому что должна быть первая национальная идея, если у Кудрина хоть чуть-чуть есть любовь к России, первое – размосквичивание. С этим гипермегаполисом мы дохайдохаем всю страну.

Ольга Арсланова: Что под размосквичиванием подразумеваете?

Юрий Крупнов: Надо проводить неоиндустриализацию, создавать промышленность, убитую, и так далее.

Ольга Арсланова: Я про это и говорю. Давайте возьмем и откроем в городе новый завод.

Юрий Крупнов: Не новый завод. Завод не решает ничего, даже тысяча заводов. Нужно создавать новые национальные индустрии, конкурентоспособные. Вместо этого он говорит: "Да, ребята, так получилось, что выживают только Москва и 15-20 городов. А раз выживают – ну, что мы можем поделать?". То есть человек заболел. Говорят: "Ну, человек заболел? Ну, что ж, значит, ему умирать, и так далее. А этот здоровый, значит, ему жить здоровым". И так далее. Это логика неолиберальной модели и экономики, и жизни, и способа жизни.

Но есть вопрос элементарный, нулевой, и у меня удивляет наша служба безопасности, чем они занимаются – это вопрос, что значит, что эти мегаполисы выделяются? Это не только запустение между ними, но в итоге эти мегаполисы, прежде всего, Москва, она может просто выйти из состава, как РСФСР вышла в 1990-1991 году, этот День независимости и так далее, вышла из состава СССР. Это будет такой развал, потому что Москва еще миллионов 20 притащит к себе, заживет своей жизнью, какой-нибудь анклав сделает на Ямале и в Ханты-Мансийске, и так далее. Прошу прощения, специально скажу грубо – и на фиг ей вся остальная Россия? Поэтому Кудрин разваливает страну. Тот, кто так думает про 25 агломераций – это не обсуждение, а это вопрос национальной безопасности. А то, что многие это не понимают и то, что мозги свернуты – это психиатрический вопрос. Надо просто лечить людей.

Петр Кузнецов: Мы сейчас уже отошли от Кудрина.

Дмитрий Журавлев: Он официально обосновывает то, что идет и так.

Юрий Крупнов: Дело не в Кудрине. Это огромный слой людей.

Ольга Арсланова: То есть он, в принципе, описывает текущее состояние? Вы говорите, что мировые города лидеров…

Дмитрий Журавлев: Да. Он объявляет текущее состояние лучшим из возможных, вот в чем его ошибка.

Юрий Крупнов: Это есть отсутствие стратегии.

Ольга Арсланова: Но он должен ссылается… Не можем мы никак о нем забыть. Еще немножко повспоминаем и забудем. Он приводит в пример азиатские и европейские мегаполисы, которые вносят в ВВП этих стран наибольшее…

Юрий Крупнов: Это психиатрия. Как можно Россию, 1/7 часть мировой суши, сравнивать с Сингапуром, маленьким островом, где насыпают острова?

Дмитрий Журавлев: Да. Такая идеология контрпродуктивна, потому что идеология обороны: "Давайте сожмемся и защитимся", она, рано или поздно, будет пробита, эта оборона, просто по теории вероятности. Раз не получится, два не получится, а на третий получится, на пятый получится. Идеология наступления должна быть в экономике, вы должны в первую очередь развивать внутренний рынок.

Соединенные Штаты живут не за счет своих великих производственных, о чем говорил коллега до нас. В первую очередь за счет того, что они покупают чужие товары и продают их у себя значительно дороже. Это основная прибавка американского ВВП. Потребитель, а не производитель – основная часть ВВП любой развитой страны. Мы же вроде как за американцами идем, и об этом забываем. Только если мы повысим уровень жизни людей, только тогда у нас разовьется экономика. Но если это будет происходить, нам не нужны будут агломерации, потому что люди, у которых есть деньги, они как-нибудь без агломераций обойдутся.

Ольга Арсланова: И территория, на которой они будут жить, эти обеспеченные люди, постепенно будет развиваться.

Дмитрий Журавлев: Я даже не говорю про обеспеченных, не говорю о верхушке, среднем классе. Нужны в первую очередь те, кто будет покупать национальные товары. Богатые будут покупать в Италии. Проедут и там купят. А нужны те, кто будет покупать то, что у нас производится, иначе мы этот круг никогда не остановим, потому что мы будем все время сжиматься. Помните, сколько раз говорили: "Мы почти достигли дна?". И все плывем, плывем.

Юрий Крупнов: И все дно дальше и дальше.

Дмитрий Журавлев: Так что дно уходит впереди нас. Мы же все время решаем проблему за счет уровня жизни населения.

Петр Кузнецов: Это тоже такая форма агломерации, такое расширение.

Дмитрий Журавлев: За счет уровни жизни населения.

Юрий Крупнов: Очень правильно. Агломерация дна.

Дмитрий Журавлев: А когда уровень жизни населения падает, то имеющаяся экономика опять становится избыточной, она опять сжимается. И это бесконечный процесс. А агломерация – это просто территориальная форма этого процесса, не более того.

Петр Кузнецов: Мы называем его заявления клиникой.

Дмитрий Журавлев: Я этого не говорил. В этом смысле позиция немножко…

Петр Кузнецов: А физически это осуществимо?

Юрий Крупнов: Так это уже есть.

Дмитрий Журавлев: Да. Коллега прав. Не надо ничего осуществлять. Все его планы – это то, что уже есть.

Юрий Крупнов: Говорится: "Все, что есть, оно прекрасно". Вот главное, что говорится. Вместо того, чтобы размосквичивать страну, то есть нужно из Москвы отселять людей, по крайней мере чтобы не прибывало население. Прирезается кусок Новой Москвы, и, в принципе, на этой территории, по крайней мере в Московской области, все 146,8 млн в России, в принципе, уместятся. Вполне нормально – эти 40-этажные скворечники.

Ольга Арсланова: Вы предлагаете искусственно ограничивать?

Юрий Крупнов: Искусственно ограничивать не тем, что кого-то выселять физически или экономически, не ограничивать, а развивать остальную страну, прежде всего, малые города.

Ольга Арсланова: Понятно, что сюда едут, потому что здесь центр принятия решений.

Дмитрий Журавлев: Это богатые сюда едут.

Юрий Крупнов: При этом, смотрите, логика какая.

Ольга Арсланова: А за ними все, кто на них работает.

Юрий Крупнов: Вы же все это лучше меня представляете и знаете, тем более работая в таком сложном эфире. У людей, условно, маленький город, может быть, какая-нибудь трехкомнатная квартирка осталась от родителей, но работы нет, и человек едет в Москву. Он снимать будет квартиру точно хуже, чем там. Согласитесь. Как мигрант. Он же не приедет в снимать пятикомнатную в центре с видом на Красную площадь. Где-нибудь на краю Москвы какую-нибудь маленькую комнатушку. Потом человек будет работать, влезет в ипотеку, и у него будет побольше, может быть, но меньше того, что он там оставил. Этот процесс уничтожает всю страну. Это можно посмотреть на каждом человеке.

Юрий Крупнов: Вопрос-то не в этом. Что такое сегодня мегаполисы? Это то, что возникло на трофейной экономике развала СССР. То есть великий СССР развалился, люди ходят, как эсэсовцы, выдирали золотые зубы. Здесь завод можно приватизировать, здесь еще что-то, здесь землица, земельный банк сделать, и так далее. Потом у нас наступил еще замечательный халявный бум нефти. Поэтому получаем нефть оттуда, из Советского Союза получаем куски собственности, которые продаем Западу – все.

А сейчас нефть упала. Чем будут зарабатывать мегаполисы? Неужели творчеством Михалкова или Бондарчука, которые мир будет покупать в миллионах копий, давать колоссальные деньги за их гениальное творчество и так далее? Не смешите.

Ольга Арсланова: У нас будут туристические агломерации Крым и Севастополь.

Петр Кузнецов: То есть раньше какая была агломерация по индустриальному типу, сейчас непонятно?

Дмитрий Журавлев: В системе агломераций туристического бума не будет. Иностранцы поедут посмотреть Покрова на Нерли, могу себе представить. Иностранцы могут приехать посмотреть Байкал. Иностранцы посмотреть тысячи башен не приедут, у них эти башни есть у себя, и они принципиально новыми не станут. Туризм – это национальная специфика всегда.

Юрий Крупнов: Давайте перечислим. Первый этап – удар по суверенитету и национальной безопасности, поскольку Москва будет еще пухлее и больше, и это, по сути, вопрос развала всей оставшейся Российской Федерации.

Второй вопрос – безопасность нарушения, элементарная житейская, пожарная и так далее. Прыгать с 30 этажа, и с 5 этажа, говорю условно, гореть в 30-этажном доме и в 5-этажном доме – разные вещи. Это элементарно бытовая жизненная безопасность. Вымерзание какого-то центрального пункта и десяти 30-этажек – это маленький город, по сути. Это совсем другое, чем у кого-то авария в небольшом доме, отапливаемом помещении. И мы уже сейчас живем в 5-7 раз скученнее, чем живет весь мир, чем Италия и Германия. В Германию едешь, там маленькие непонятные то ли деревни, то ли города. Непонятно, как это назвать. Германия маленькая. Это 1/10 часть Якутии. А мы с такой огромной территорией, колоссальной, у нас сегодня 40 млн га пахотной земли уже заросло осинками, березками и так далее, с этим агломерированием еще зарастут, убьется окончательно сельское хозяйство, деревни помрут. А деревни помрут – это будет окончательное уничтожение демографии, и без того катастрофической. А люди в этих 30-этажках не размножаются, в том числе по ограниченности территорий, потому что в Москве или в мегаполисе приобрести большую квартиру, условно, 10 комнат, очень мало людей могут. Мы же это прекрасно понимаем. Поэтому это удар по демографии, национальной безопасности, и так далее. И этот человек выступает, этот человек сидит, этот человек с президентом выступает, президент, так или иначе, получается, его поддерживает. На мой взгляд, это сумасшедший дом.

Ольга Арсланова: Вы сказали, что господин Кудрин фиксирует реальность. У нас есть сюжеты из нескольких городов о том, как пытаются реализовать проекты по агломерациям Самара и Казань. Давайте посмотрим и обсудим потом.

(СЮЖЕТ.)

Дмитрий Журавлев: И будут дальше уезжать. Я просто работал в ПФО (Приволжский федеральный округ) – родные места. В Марий Эл все равно дешевле, потому что уровень жизни на порядок ниже. Татарстан – один из богатейших регионов нашей страны. Но у меня встает простой вопрос. Там было сказано и сказано правильно: будет получено финансирование на то-то, то-то и то-то. А откуда оно будет получено? Если из бюджета города Казани, то я боюсь, что через месяц-другой жители города изменят свое позитивное отношение к происходящему, потому что сосуд один и тот же. То есть если туда больше вылить, здесь меньше останется.

Петр Кузнецов: Можно предположить на примере регионов: есть регионы-доноры, а будет город-донор. Откуда регион?..

Дмитрий Журавлев: Да, захочет ли город быть донором? Вот вопрос. Понятно, что в случае с Татарстаном это в некотором смысле неизбежно, потому что Татарстан довольно бурно развивается, и все равно Казань будет выплескиваться, как это ни называй, присоединением или не присоединением. Сейчас после Кудрина слово "агломерация" стало политическим текстом. Мы хотим что-то сделать – назовем это агломерацией. А по сути что произойдет? Будут вложены во что-то деньги, но их откуда-то возьмут. Будут повышены тарифы – два. Когда будут построены производства, которые позволят повысить заработную плату, потому что повышение заработной платы не будет происходить механически по принципу: "Они вошли в агломерацию, и мы им всем повысим". Это хотя бы теоретически возможно в области бюджетной, учителям повысить. Но им и так, и так повышать надо по Майским указам, там не о том речь. А работникам будут повышать только в том случае, если есть чего. Если он работает на каком-то производстве, то он на нем и будет работать с этой же заработной платой.

Юрий Крупнов: Давайте к простым вещам. Под словом "агломерация" имеется в виду очень простое – дальнейшая монополизация. Прежде всего, надо строительному комплексу, который может строить только 30-этажные скворечники, дать дальше застраивать. Так же, как ближняя Москва, надо дать ему работу. А в Зеленодольском, Зеленогорском, разбираться с ними…

Ольга Арсланова: А вам как бусы индейцам за это?

Юрий Крупнов: Естественно. Там будет коммунизм и так далее.

Второй момент, который мы видели прекрасно в репортаже – это ЖКХ. ЖКХ – это тарифная мафия. Придут эти управляющие компании, они задавят местные компании, в которых тоже много вороватых. Но придут настоящие зубры, столичные для Татарстана, и наведут там порядок, чтобы ни один мимо счетчика не прошел, чтобы каждый давал копейку, и так далее. Естественно, никаких новых рабочих мест не возникнет. Откуда? Будут сокращаться и те, что имеются.

Дмитрий Журавлев: Если возникнут, то не по этому, а по другим причинам.

Юрий Крупнов: Естественно. Но вопрос дальше в чем? Эта пропаганда, такое ощущение, что туда вложились очень хорошо, и эти строительные корпорации, и эта мафия ЖКХ и так далее, но эта пропаганда на бытовом уровне. То есть людям будет хуже. Но еще есть вопрос страны. Это при этом просто разваливает страну...

Юрий Крупнов: Поэтому этот вопрос очень серьезный. Спасибо, что вы это обсуждаете. Под этой лапшой на уши и эту пропаганду в 1991 году развалился СССР, и мы просто развалим страну. А кто будет за это отвечать? Кудрин?..

Вы говорите, что все это деструктивно. Давайте к конструктиву. Как надо?

Дмитрий Журавлев: В первую очередь развитие производства необходимо.

Юрий Крупнов: Оглашу позитивную программу. Первое. Самая главная проблема России – это Москва. Москва – сердце России, мой любимый город, даже не обсуждается. Я имею в виду тот гипермегаполис, который возник. И без размосквичивания очень аккуратно через новую индустриализацию, развитие регионов, перенос столицы, вынос из Москвы, потому что столичные функции Москвы закрепляют эту гиперцентрализацию и так далее, страна просто разрушится. Это первый момент. То же самое касается, такая же маленькая Москва в каждой области, там условно 15 миллионников.

Второй пункт – это в чистом виде неоиндустриализация, новые национальные индустрии в планетарных цепочках стоимости, чтобы это продавалось. Естественно, не просто заводы. Я уж не говорю про локализацию, где мигранты будут работать для транснациональных корпораций, а мы будем сидеть в этих скворечниках, непонятно чем заниматься без работы.

Третий момент. Безусловно, ключевой вопрос на сегодня – это вопрос повышения вкладывания в человека. У нас есть все возможности. Недавно супруга ездила к своей подруге под Тверь. Подруга обычная учительница. Приехала, и у них там небольшая заимка. В природу выехали, и все. Графство целое. И наши дети и внуки должны жить, прошу прощения, как графья. У нас прекрасная природа и так далее.
Так нет, все в скворечнике, рядом с Москвой уже все тоже застраивается, люди попадают в эти железобетонные гетто в стране, самой большой по размерам. Поэтому малые города и прочие… кстати, вы не совсем правы, что Кудрин про малые города не говорит.
Это все прекрасно Набиуллина сказала в 2011 году, когда сказала, что порядка 20 млн человек (официально, она как министр экономики) нам придется из малых городов переселить. Они же там будут погибать. Мы же не злые люди, мы же в хоспис их переселим, и так далее. Все это особая псевдоэкономическая система разрушения страны.



https://otr-online.ru/programmy/segodnya-v-rossii/aglomeratsii-gorodov-rossii-27385.html

---
Хороша там концовочка у Крупнова:
"Еще раз повторяю, это страшнее атомных бомб и всего. А нужно действовать наоборот. Нужно начать стратегическое планирование, доктрину расселения делать, через размосквичивание, малые города, и создание рабочих мест, достойной занятости, цитирую Международную организацию труда. Вот программа. Почему это не делается? Почему нам рассказывают эти сказки? Ведь даже в теории управляемого демографического сжатия говорится: "Всю же страну невозможно держать. Огромная", и так далее.

Но придите к себе домой, уважаемая ведущая, заколотите комнаты, которые есть, прошу прощения, переселитесь в туалет, чтобы топить было меньше и так далее, и живите в свою радость и наслаждение.
Откажитесь от дачи, где можно отдыхать и дышать каким-то воздухом, травку зеленую топтать ногами, чтобы дети ваши бегали. Откажитесь. Поезжайте в скворечник, забирайтесь на 30-й этаж, вырубайте все комнаты и живите в туалете на радость и наслаждение. А вам будут по заказу привозить суши, спиртные напитки, и это будет счастливая нормальная жизнь.


 А в страшной загнивающей Италии люди будут прекрасные поля обрабатывать, маленькие производства. Основное производство там – 30-40 человек, которые работают на Boeing, Airbus. То есть высочайший уровень культуры машиностроения – небольшие производства. И эти итальянцы пусть там погибают, а мы будем жить в скворечниках и этих гетто. Вот как классно. Спасибо Кудрину и партии за это...
Владимир Владимирович Путин должен выбрать, с какой программой он пойдет на выборы, или кто-то от него пойдет: либо с программой этих агломераций и ликвидации страны, закрытия как неперспективного проекта, либо с программой развития малых городов и размосквичивания. Тогда, думаю, у него не будет проблем ни с выборами, ни с чем."

Ну с какой программой нацлидер пошел на выборы - вы в курсе...
Как видите, планы реализуются тютелька в тютельку, вот что пишут, например, в Архангельске, где мы сегодня видим лишь малую часть реализации чудовищного проекта властей предержащих, давно озвученного другом президента, непотопляемым либералом Кудриным и воплощаемого неуклонно все годы правления нынешней команды -
[Spoiler (click to open)]



https://vk.com/2achurakov



---
"Люди для них тоже мусор" - это было сказано простым жителем Архангельска до слов чиновницы, то есть, телепатия действительно работает и мысли наших многоуважаемых давно считываются людьми с правильными умозаключениями по поводу намерений власти.
А это: "Вся Россия напоминает полигон, где тестируются способы утилизации не только мусора, но и самих людей" - не так?

Смотрите, что выходит по их планам: гигантские полупустые пространства, заполненные мега-помойками отходов, свозимых из 25-и супермегаполисов-агломераций, куда согнаны все оставшиеся жители России, 50, даже не 100 млн к тому времени, 25 городов-монстров, застроенных небоскребами-человейниками, напичканных камерами слежения и биометрического видеонаблюдения, где все контролируется, каждый вздох и взгляд, каждое движение биообъекта, где все загнаны в клетушки и полностью подконтрольны власти.

Бежать некуда, кругом 25 агломераций - мертвая пустыня со свалками, прорезанная ветками трубопроводов, по которым власть, состоящая из нескольких сотен семей элит и их приближенных с обслугой, власть, которая к тому времени станет полностью наследственной, качает ресурсы на запад...
И - несколько десятков млн холопов, оцифрованных рабов, не смеющих не то, что пикнуть, а даже подумать неуважительно о своих господах, ведь человек полностью зависимый особо подвержен действию пропаганды, подкрепленной драконовскими законами...


Как вам эта картина, нравится? Или вы все еще считаете ее фантастической, прекраснодушные граждане богоспасаемой России?
И то, что ликвидируется социальная инфраструктура, уничтожаются, укрупняясь школы и больницы, вместо которых появляются лишь новые храмы, напрочь убивается образование и медицина, загоняются в кредитную кабалу к банкам все оцифрованное население - все это не утверждает вас в мысли, что план практически реализуется, шаг за шагом, неотвратимо и надежды сломать его нет?

Ну, кроме известного всем и уже апробированного как-то нашими прадедами способа слома планов элит, единственного рабочего...
Ах, он не подходит, "Россия исчерпала свой лимит" на этот сценарий, как говорит наш главный агломератор-терминатор всея Руси?
Тогда извините, готовьтесь к жизни в цифровом концлагере в человейниках одной из 25 агломераций РФ, хотя звучала цифра и 15.
Посмотрите напоследок карты и представьте себе воочию как это будет выглядеть не в сухих цифрах, а в нашей реальности...


[Spoiler (click to open)]




---
* те, кому картина кажется вполне правдоподобной, судя по наблюдающимся тенденциям, лайкните пост