November 1st, 2017

Нечто новенькое о Собчак, ее роли в большой игре 2018-24 и команде. Слуга двух господ себе на уме?

Нечто новенькое о Собчак и ее роли в большой игре, наиболее серьезные аналитические материалы на эту тему...

Первый, провластное издание, материал полностью, без купюр, самое важное выделено мною -

Большая игра с Собчак
Выдвижение Ксении Собчак оказалось очень удачным шагом, заставившим игроков открывать карты. Оппоненты Кремля раскрываются очень быстро, а вот сам Кремль жестко держит паузу
«Я бы поостерегся записывать Ксению Собчак исключительно как кремлевский проект. Самая идея могла родиться там, но в политике с момента вступления игрока на поле им начинают пользоваться все, как, впрочем, и он всеми», — говорит политолог Алексей Зудин.
Первая же неделя Ксении Собчак — пока еще возможного кандидата в президенты — заметно изменила предвыборный ландшафт. Чей кандидат Собчак? Молодежи? Либералов? Буржуазии? Западно ориентированной элиты? Кто бы ни придумал этот проект, но он работает, быстро заставляя игроков открыть свои карты.
[Spoiler (click to open)]
Самое главное «открытие» — вхождение в предвыборный штаб Собчак Игоря Малашенко. Когда-то — правой руки Владимира Гусинского, человека, сыгравшего большую роль в выборах 1996 года.
Как считает Алексей Зудин, Малашенко и другие потенциальные участники предвыборного штаба идут туда, рассчитывая на приличный результат, так как люди дорожат своей репутацией.

— Алексей Юрьевич, в чем была идея «проекта Собчак», если считать его кремлевским?

— Не исключено, что первая идея была простой — активизация явки. Вокруг Собчак сразу должно было возникнуть информационное движение, что мы сейчас и видим, это расширяет круг людей, заинтересованных выборами. То есть она точно сможет обеспечить информационное сопровождение выборов в режиме оппонирования.
Если ей удастся дойти до выборов, (а с приходом серьезных людей в ее штаб это становится гораздо более вероятным), то она сможет хорошо «войти» в протестный электорат. Вместо того чтобы идти на улицу против «нечестных выборов», они пойдут на участок и отдадут свой голос Собчак
. Кто всерьез, а кто просто «по приколу». Именно соединение протеста и «прикола» мотивировало избирателей Владимира Жириновского в 1993 году.

— На что может рассчитывать Собчак с точки зрения итогов, если судить об этом сегодня?

— У нее очень неплохие стартовые позиции. Семьдесят два процента узнаваемости еще в прошлом году — отличный старт. Все говорят о негативной узнаваемости, но, по данным ВЦИОМ, 21 процент относятся к ней «скорее положительно». А это 18 процентов избирателей. Александр Ослон из ФОМа оценивает потенциальный электорат Собчак в семь-восемь процентов. Так или иначе, если не будет серьезных ошибок, есть шанс превзойти типичные для оппозиционного кандидата-новичка показатели. Она пока грамотно себя ведет. Идея выступить кандидатом «против всех» — хорошая. Неудовлетворенная потребность голосовать таким образом у людей есть. Удачным можно считать и отказ от традиционной программы. Для такого кандидата важнее не обязывающий текст, а живой дискурс. Ксения Собчак, рассуждающая «про макроэкономику», — это смешно, а вот жесткое оппонирование «скрепам» для нее органично. Критически важная величина — личность самого кандидата: хватит ли «пороху».

— Появление в штабе игроков вроде Малашенко улучшают ее позиции или ухудшают?

— Я думаю, что здесь важнее попытаться понять, зачем они появились.
Я думаю, что есть часть элит, российских и околороссийских, которые играют в очень длинную игру.
То есть их интересы простираются за пределы 2018 года. А именно в 2024 год.

И, как мне кажется, эти люди посчитали, что проект «Навальный» для них не подходит. Навальный слишком несговорчивый, «одномерный» и самодостаточный. Он был хорош в 2011–2012 годах, потом втянулся в склоки и потерял новизну. Гибридизация либерала и националиста свое отработала. Михаил Ходорковский недавно сказал, что Навальный не нужен в российской политике.
И тут появляется Ксения. Она, конечно, выглядит более удобной фигурой, вокруг которой можно собрать молодой протестный электорат, и если «вложиться», то можно показать, что с этим феноменом надо считаться.
В ходе кампании можно выстроить и новую элитную коалицию, которая после 2018 года сможет опереться не на зыбкий уличный протест, а на политическую величину, обладающую реальным электоральным весом.
И продолжить игру уже от имени этой величины, легитимированной через выборы.
Результатом кампании, которая на старте воспринимается как откровенно потешная, может стать воссоздание дееспособной «западнической» фракции в российских элитах.


— Можно как-то определить специфику этих групп элит?

— Я думаю, это очевидно. Это прямые оппоненты Кремля.
А также — что, возможно, более важно — та часть фактически путинской коалиции, которая тем не менее недовольна холодными отношениями с Западом.


— То есть с точки зрения ситуативной «кремлевский проект» удачен, так как быстрее формируется предвыборное поле?

— Да. Система координат, в которой будут действовать игроки, становится яснее, и это очень важно не только с точки зрения явки, но и с точки зрения содержания выборов.

— Все сегодня говорят о замахе на 2024 год. Но нам как избирателям крайне обидно, что шесть лет мы будем готовиться к борьбе за право развалить и ослабить страну или сохранить нажитый суверенитет.

Убежден, это не будет просто ожиданием. Кремль не хуже нас понимает угрозу отката назад, а опыт у него огромный.
Я думаю, что в преддверии 2024 года начнется некоторая трансформация политической системы, с уменьшением концентрации президентской власти.
Пирамида, которая есть сейчас, с «заостренной» вершиной, не сохранится. Надо следить за тем, какие центры будут подниматься.
Мне кажется, что существенно усилится роль не нижней палаты парламента, как я полагал ранее, а верхней — Совета Федерации. Это происходит уже сейчас.


Собчак — буржуазия?
Когда газета «Ведомости» назвала имя Ксении Собчак как возможного кандидата на выборах 2018 года (со ссылкой на источник, близкий к администрации президента), в статье рассматривался исключительно гендерный аспект (перспективность женщины для участия в выборах), об идеологии речь не шла. Ксения отреагировала в соцсети кратким видероликом со словами «За Русь — усрусь!» с нею в кадре в национальной одежде и опровержением, впрочем весьма уклончивым, хотя и задорным.

Сайт британской BBC 9 сентября уже правдоподобно рассказывал, как Ксения Собчак ищет главу предвыборного штаба, опять-таки с акцентом на женскую тему. То есть, видимо, в тот период имелось в виду политтехнологически отыгрывать именно это аспект. Однако, ища кандидата-женщину, Кремль наткнулся на женщину либеральных взглядов как наиболее подходящую. Хотя мог бы вполне найти и предпринимателя (например, очень привлекательная Эльвира Агурбаш, предприниматель, заявляет в сети, что готова участвовать в президентских выборах, со своей прежде всего экономической программой).

О Ксении Собчак как о либерале можно судить по статье, имеющей характер манифеста, от 18 октября.
Она пишет о законодательном ограничении полномочий ветвей власти (буквально получается, правда, что и парламента тоже, но дальше идет акцент на силовиков) и довольно-таки невнятно — об увеличении самостоятельности регионов.
О своем несогласии с несменяемостью власти.
Об отмене статьи 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»), без оговорок, то есть, видимо, не зная, что эта статья должна была гармонизировать наше законодательство с европейским.
О приватизации госкорпораций.
О защите частной собственности.
О возмездности национализации.
О развитии частного предпринимательства.
О значительном уменьшении перечня лицензируемых отраслей экономики — но, кажется, это пункт из чьей-то очень старой программы, сейчас это не столь актуально.
О законодательном ограничении владения государством СМИ и об антимонопольном ограничении частного владения СМИ — это уже похоже на пункт американской повестки.
О судебной реформе.
О «реформе системы образования, предусматривающей сильную государственную поддержку перспективных отраслей» — это непонятно. Об «устранении цензуры на практике».
И о светском характере государства.
По поводу одной из волнующих проблем: «Я даже не за “Крым наш” и не против». Правда, впоследствии она заострила это высказывание.
Программа вполне может быть воспринята как либеральная, но при этом очень сырая
. Конечно, это первый подход к снаряду.

«Я — женщина», — акцентирует она в первом манифесте. Сейчас эта тема не так заметна, но тут еще есть след первоначальных планов. Еще Собчак говорит: «Я — хороший посредник и организатор». Эти слова поставлены в контекст темы сменяемости власти. Возможно, дочь Анатолия Собчака видит себя в качестве медиатора при обсуждении в среде элиты каких-то гипотетических деликатных для власти тем или кто-то ее в таком качестве видит. Хотя это выглядит несколько излишней претензией.

На пресс-конференции она добавила: «Я хочу, чтобы голос моего поколения был услышан». Посыл, адресованный молодежи понятен. Эти выборы — первые, где доля несоветских людей будет превышать 25%. При этом молодежь является сильным политическим фактором сама по себе, так как существует эмпирическая закономерность нарастания революционности общества по мере роста доли в нем людей младше двадцати пяти лет. Поэтому сублимация энергии молодежи в форму поддержки какой-то политической (медийной, общественной) фигуры свидетельствует о чьей-то предусмотрительности.

В целом Собчак как политтехнологический проект, чьим бы он ни был, претендует на концентрацию на себе оппозиционных настроений: не представленных сильной партией (либеральных), общепротестных (против всех) и молодежных.

Может появиться вопрос: а почему российская правящая элита все время выдвигает в качестве представителя либеральных, буржуазных по сути взглядов людей, которые воспринимаются прежде всего как западники (Ксения Собчак, правда, больше по стилю), потом как либералы, а уже потом или даже совсем потом — как буржуазные деятели? Почему представитель именно таких взглядов должен «цеплять» молодежь, хотя молодежь бывает и патриотическая? Причем таково, скорее всего, ее большинство.

Один из ответов заключается в отсутствии в российском идеологическом багаже подходящего иного дискурса. Нет соответствующего текста, хорошо подобранного комплекта понятий. Человек, действительно выступающий за частную собственность, предпринимательство и при этом одновременно за патриотизм и даже подавляющее могущество страны, это, например, Рейган. Трамп — пародия на него, но весьма выразительная. Но это Америка. У нас не принято совмещать в одном идеологическом модуле патриотизм с частной собственностью. А ведь бизнесмены среднего звена чаще всего патриотичны. Крупные же представители национально ориентированной элиты часто ориентированы на госсобственность. А вот Ксения Собчак — против.

Либеральный габитус
Кремль времен Владимира Путина раз за разом пытается помочь российской буржуазии обрести свой голос. Первый раз было довольно удачно. СПС времен Сергея Кириенко в 1999 году набрал девять с лишним процентов голосов. Впрочем, только тогда к ним и можно было применить термин «правые», так как СПС был правым относительно имевших реальную силу коммунистов. Через четыре года случился абсолютный провал: несмотря на яркие политические фигуры — Немцов, Хакамада, Чубайс — правые не прошли даже пятипроцентный барьер и надолго исчезли с активного политического поля. Впрочем, тогда правыми их назвать было трудно, так как правую национальную повестку активно вел уже сам Путин, а либералы оппонировали ему сугубо по либеральной ветке. Последняя попытка была с Михаилом Прохоровым. Она тоже закончилась неудачей. И вряд ли в этих фиаско можно обвинять Кремль. Либералы не смогли сформировать всероссийскую повестку. Они почему-то действовали по лекалам западных демократических партий, делая акцент на права гражданские: суд, свобода слова, структурные реформы и апофеоз прав — борьба с коррупцией — и были совершенно безразличны к правам экономическим: налоги, кредитные ресурсы, бюджет, экономический рост. «Бестолковый» же русский народ не видел особых ограничений гражданских прав и был больше озабочен правами экономическими. Кстати, упомянутый выше Алексей Навальный, был первым оппозиционным политиком, поднявшим вопрос о налогах и процентных ставках по ипотеке. Однако, человек политически чуткий, но экономически неподкованный, он эту тему развить не смог.

Думается, что настойчивое игнорирование экономических «шкурных» вопросов российскими либералами не случайно.
Это не заговор, это – габитус.
Российские либералы не имеют собственной экономической политики потому что: а) их не интересует богатство народа («кто умный и способный — тот сумел»); б) они стойко уверены, что все хорошее руками, а теперь и машинами, можно сделать только на Западе, а теперь еще и в Китае, но не в России; в) они глубокие апологеты политики Вашингтонского консенсуса, запрещающего развивающимся странам иметь долги и суверенную денежную политику.

И вторая причина — они не мыслят себя соизмеримыми с государством. Чекисты мыслили, а эти нет. Россия для них слишком велика. И это тоже не заговор, а габитус. Абсолютно лояльные России философы вроде Михаила Гефтера тоже сомневались в возможности существования такого размера страны в демократической форме и тоже настаивали на неизбежности распада России. А Россия, наоборот, пытается евразийское пространство собирать — это честь, влияние, рынки.

Но этот либеральный противороссийский габитус — большой гандикап для Кремля. Если либералы не способны работать на национальные экономические интересы, в том числе на национальную буржуазию, то на них может работать само государство. У национальной буржуазии и народа интересы одинаковые.
http://expert.ru/expert/2017/44/bolshaya-igra-s-sobchak/

---
Второй материал от (про)западного аналитического политологического центра, пара цитат -

Зачем Кремлю выдвижение Собчак
Цель игры вовсе не в том, чтобы подсунуть тем, кто хотел бы проголосовать за Навального, его суррогат. А в том, чтобы создать псевдопозицию, политического несубъекта, который может уловить недовольство городского сословия, облечь его в какую-то политтехнологическую (не политическую!) форму и безопасно изолировать это недовольство на горизонте не ближайших шести месяцев, а ближайших шести лет...
Что можно считать относительно достоверным? Политическую инициативу проявила сама Собчак, а вовсе не Кириенко. Собчак пришла к президенту и завела разговор о своем участии в кампании. Первый ход был ее. Правда, сделан он был не в октябре, а, судя по словам двух сотрудников АП, в конце лета. Они же говорят, что президент был не в восторге от идеи, но не забраковал ее сразу же.
[Spoiler (click to open)]

Дальше началась игра: пошли слухи, в обсуждение стали включаться разные кремлевские подразделения и разные кремлевские кланы. Идею Собчак поддержал Кириенко и Юрий Ковальчук, которых, с некоторой долей условности, можно назвать аппаратными союзниками. К слову, есть версия, что первый разговор о кампании у Собчак был именно с Ковальчуком, а не с президентом, правда, подтвердить эту версию мне не удалось.

Затем в сентябре возникла пауза, которая частично объяснялась занятостью президента и Кириенко, частично – молчанием уже самой Собчак, которая, сделав первый ход, как бы замерла в нерешительности. Неловкие намеки источников из Кремля, сделанные в СМИ, – желательность появления женщины-кандидата, а затем и упоминание фамилии Собчак, с одной стороны, означали приглашение к продолжению танца, начатого Собчак, с другой – должны были маркировать ее как оппозиционного, но системного кандидата. Что, кажется, не вполне устраивало саму Собчак.

На нескольких аппаратных совещаниях, посвященных грядущей кампании (не участию Путина в кампании, а как бы общим контурам), во второй половине сентября кандидатуру Собчак горячо поддержал Кириенко. Мотивируя это набором уже привычных для уха президента аргументов: социальные и политические лифты, позитивный образ кампании, дорогу молодым.

Конец игры предполагал прямой разговор Собчак и Путина, который, по ее собственному признанию, состоялся в октябре в ходе съемок фильма о покойном мэре Санкт-Петербурга Анатолии Собчаке...

...Нынешняя подача Собчак «как кандидата против всех» – яркое подтверждение того, что о реальной борьбе за власть ради представительства новых групп внутри умирающего большинства речь не идет. Речь идет о сложном и дорогом политтехнологическом кунштюке. Внутри кампании Путина как бы возникает анклав с другим временным темпом, другим оформлением, другой риторикой.

Этот анклав разбавляет реальную кампанию, добавляя в нее то, что не хочет делать сам Путин: остроту, нервы и перформанс. Понятно, что кампания Путина, когда она начнется, не будет выстроена вокруг сюжета «шоувумен против реального лидера». Путин, несомненно, в момент своего выдвижения перевернет доску: слухов о конституционной реформе становится с каждым днем все больше.

Задача оппозиции и противников Путина, которая возникает в связи с выдвижением Собчак, формулируется просто. Не дать этому представлению отвлечь политическую нацию от разворачивающегося на наших глазах острого и, возможно, терминального кризиса российской государственности.

http://carnegie.ru/commentary/73535

---
И несколько слов о ключевых игроках команды Собчак, только отдельные штрихи к портретам, делайте выводы сами...

Малашенко
Главный тяжеловес в команде и самая одиозная персона, политолог-медиаменеджер, создатель жестко антироссийского НТВ 90-х с его штрейхеровским УЖК, человек Гусинского, завзятый русофоб и заукраинец, сожитель отвратительной дамы полусвета Божены Рынски -
[Spoiler (click to open)]

В 2001 году, когда НТВ перешел под контроль «Газпром-медиа», Малашенко уехал из России. С 2001 по 2009 год он работал генеральным директором международного русскоязычного телеканала Владимира Гусинского RTVi, также занимался еще одним проектом Гусинского — украинским телеканалом ТВi.
Малашенко был одним из тех, кто занимался информационным сопровождением президентской кампании Бориса Ельцина на выборах 1996 года.
В частности, он имел отношение к резко критиковавшей коммунистов газете «Не дай бог».
По данным Forbes, в 1999 году Малашенко отказался участвовать в телевизионной «раскрутке» Владимира Путина.
Представляя Малашенко в качестве начальника штаба, Ксения Собчак отметила именно успешную кампанию Ельцина 1996 года.
Сам же Малашенко прямо на первой пресс-конференции Собчак сказал, что ему симпатичен Алексей Навальный и что он считает его «блестящим политиком».


https://meduza.io/feature/2017/10/24/golosuy-protiv-vseh-ili-proigraesh
http://www.bbc.com/russian/news-41735089


* по ссылкам краткие портреты все основных участников команды Собчак
---
Литвинович.
Очень откровенное интервью эффективного политтехнолога-дамы, широко известной в узких кругах, из которого можно многое почерпнуть -
Кириенко думает, что Собчак — это его игра. А Собчак играет в свою игру
..В ее выдвижении шанс на то, чтобы просто «перевернуть доску». В первую очередь, за счет того, что Ксения — очень сильный медийный игрок и то, что она говорит и делает, вызывает невероятно мощный эффект в обществе.
[Spoiler (click to open)]

— Вы не думаете, что Собчак может быть частью этой предопределенности? Фигурой, которую вам выставляют на доске — но играют ею, а не она?
Так, как вы говорите, думает, наверное, Кириенко. А я думаю, что они там, в администрации президента, сильно ошибаются. И в самое ближайшее время поймут, что ошиблись. Они Ксению недооценивают. Они смотрят со своей колокольни и многих вещей, мне кажется, не видят и не чувствуют.
Вот простой пример: смотрите, Ксения на пресс-конференции заявила, что Крым — не российский, что Россия нарушила договоренности, которые заключила, что это ситуация неправильная. Понимаете, когда это говорит тот же Навальный или, не знаю, Каспаров — это не имеет такого эффекта. Потому что все, что скажет Навальный, нам известно.
А когда Ксения Собчак, человек, который известен 95% населения страны, говорит: ребята, Крым не российский — люди думают: «А что, теперь так МОЖНО?» Да, можно! Ксения своими заявлениями раздвигает рамки допустимого, расширяя «разрешенную повестку». На данном, начальном, этапе это очень важно. То, что будет говорить она, сильно поменяет настроение в обществе, потому что в каждой электричке и в каждом сельпо это будут обсуждать.

— Поменяет — потому что она более известна?
— Собчак хорошо знают самые обычные люди.
Потому что знают ее как облупленную. Как говорится, они ее знают «и в трусиках, и без трусиков». И тут она говорит, что Крым не наш, — это просто, понимаете, сносит у них крышу. И меняет настроения в обществе.

— Узнаваемость и доверие — не одно и то же. Для многих из них она — фря гламурная. Или фрик. И чего только она на их глазах уже не говорила.
— То, что говорит фрик, всегда обсуждается...
— Инициатива, безусловно, была ее. И я предлагаю рассуждать о ней не в том ключе, что ее согласовали, а в том, что их интересы ситуативно совпали.

— А почему она упорно это отрицает? Это само по себе многих отталкивает. Все же понимают, что у нас не выходят на эту беговую дорожку без согласования с Кремлем.
— ..Тем более сейчас, когда администрация превратилась фактически в часть «царского двора». Какой-то части двора кажется, что участие Собчак выгодно.

— Почему, кстати, выгодно? Зачем им эта явка нужна?
Я думаю, они мыслят довольно примитивно и для них легитимность выборов — сложное вообще-то понятие — связана исключительно с явкой. Хотя, конечно же, известно, что это не совсем так, что явка сама по себе не создает легитимности.
Но они вообще совершают множество ошибок в последнее время, и Собчак — одна из их главных ошибок. Кремль, я думаю, еще изопьет чашу сию. Когда увидит, что это не то, чего он ожидал.

Ксению очень сложно взять за задницу — у нее нет огромного бизнеса, заложником которого оказался в результате Прохоров, нет «заводов и фабрик».

— Не будет же проблемой все свернуть. Не регистрировать ее.
— Да, мы думаем, что может возникнуть такая ситуация. И одна из наших стратегий — сделать так, чтобы они ее уже не могли не зарегистрировать.
— Это как?
— Не могу раскрывать детали. Но мы понимаем, что с той повесткой, с которой мы выходим, Кремль довольно быстро может сказать: ой, как мы ошиблись! Я знаю, что некоторые люди в администрации уже хватаются за голову.

— Расхожая версия — она в этой кампании как раз своим бизнесом и занимается: ей возвращают федеральный телеэфир, это для нее — способ капитализации.
— Самое важное, что для людей любых взглядов, которые недовольны происходящим, участие Ксении Собчак в выборах — это очень хорошо, очень выгодно и очень правильно. А что самой Ксении хочется от этой кампании получить — нужно ей в телевизор или еще что-то, — меня точно не интересует и интересовать не должно.

— Вы же читаете, наверное, тексты разных аналитиков о выдвижении Собчак? Можете прокомментировать, например, мнение Константина Гаазе, что Собчак — такой новый Жириновский для ориентированного на Запад городского электората?
— Думаю, что он ошибается. Как и во многих других тезисах своей статьи. Про то, чей это проект, чьи это деньги, там ерунда написана.
— То есть за этим не стоит Юрий Ковальчук?
— Конечно, нет. У меня осталось впечатление, что автор напридумывал сильно. И большая часть того, что сейчас про Собчак в телеграм-каналах пишут, — туфта...

— Нет. Что вы. Это Кириенко думает, что Собчак — это его игра. А Собчак играет в свою игру. Один из первых вопросов, которые я задала, когда меня позвали в штаб, — вопрос про то, откуда деньги. Мне было сказано, откуда. Деньги не кремлевские. Меня это устроило.
— А бывают не кремлевские деньги?
— Да, бывают. Именно поэтому человек не очень хочет открываться пока.
— Это о нем Собчак говорила на пресс-конференции? Что аутинг делать не будет и ждет, что человек сам скажет, что финансирует ее кампанию.
— Да. Мы надеемся, что это произойдет.
— А если нет? У вас же все время будут спрашивать, откуда деньги.
— Посмотрим. Пока мы все-таки ждем, что эти люди откроются.

— Ровно восемь лет назад, в октябре 2009-го, вы в своей программной статье «Большинство перемен» написали: «Оппозиции надо измениться. Изменить риторику, стилистику, лица. Критика режима, которая недавно еще считалась геройством, скоро станет банальщиной, общим местом. Оппозиции необходимо сосредоточиться на предложении и продвижении своего Проекта — образа будущего, способного заинтересовать общество». Вы сейчас согласны с тем своим посылом?
— Та статья была написана в конкретных условиях — когда Медведев подавал знаки обществу и шел ему навстречу. И меня разочаровывало и бесило, что в этот момент никто не хотел двинуться ему навстречу. ... Я говорила, что глупо не видеть знаков, которые подаются, и не пользоваться возможностями, которые открываются.

— По-вашему, Собчак — такая возможность?
— Конечно. Она открыла дверь — надо в нее входить и максимально использовать этот шанс. А не сидеть и фыркать: «Фу, Собчак!» Я тоже могла бы сидеть и фыркать, но я предпочитаю добиваться вот в этих тяжелых, неоднозначных, дурацких условиях реализации общественных интересов. Говорить о том, о чем мы — общество — хотим говорить. И сейчас Ксения это будет делать — потому что сейчас есть такая возможность. Других возможностей я пока не вижу. Если они появятся — надо и ими пользоваться тоже.
http://www.colta.ru/articles/media/16436

---
Ситников
Самая важная технически фигура. Он из команды ушел, едва в ней появившись...
Версии ухода три - две взаимоисключающих, у него и у Собчак: его - мало денег, неразбериха, ее - много просил, толком не работал.
Поверила бы ему, поскольку политтехнолог №1, из самых одаренных, цинизм - по профессии, то есть, абсолютный.
Но - есть и третья версия, с учетом всех данных, я за нее:

И дело не только в людях с украинскими паспортами в его команде, отнюдь.
Ситников был консультантом Батькивщины и Тимошенко, он создавал ее имидж "женщины с косой", он снизил уровень неприятия ее местной аудиторией на десятки процентов.
В сочетании с тем, что именно он избрал нам Ельцина и предложил, а затем блестяще провернул комбинацию с Лебедем, Ситников крайне опасен, кого бы он ни взялся раскручивать.
Такой профи способен вытащить самого безнадежного кандидата, а Ксюша далеко не безнадежна и ее потенциал будет расти по мере взросления ее молодежной аудитории и подтягиванию новых источников финансирования.
В президенты - это вряд ли, в высшую власть в качестве политического и идеологического рупора либералов-западников - вполне возможно, такие команды зря не собираются...

В общем, неожиданно резво взявшая с места в карьер Ксения Анатольевна, женщина не только "с прошлым", но и, вероятно, с будущим - кандидат следующего срока, 2024 г., вполне реальный, при определенном стечении обстоятельств, конечно.
Для власти она палка о двух концах, тут все зависит от того, чьи политтехнологи переиграют противника и что стоит за слухами о конституционной реформе "от президента".
Для россиян - резвая дамочка неприемлема, с какой стороны ни посмотри и, по мере увеличения политического веса в процессе раскрутки, будет становиться лишь хуже, оптимизации эта политическая и личностная конфигурация не подлежит.

P.S.
Чтобы лучше оценить политический потенциал персоны, рекомендую вспомнить вот эту историю -

promo gala_gala15 february 10, 2019 22:22 26
Buy for 20 tokens
Законопроекты так называемых сенаторов из конторы под вывеской Совфед, касающиеся свободы слова, то есть, фактического запрета на нее, вызвали в обществе вполне резонное возмущение, причем нашлись граждане с юридическим образованием и даже степенями, которые взяли на себя труд проанализировать…

О предвыборной кампании и компании Собчак - трагифарс по мотивам русской классики...

О предвыборной кампании  и компании Собчак - трагифарс по мотивам русской классики...

В развитие темы постов о Собчак, последнего -
Нечто новенькое о Собчак, ее роли в большой игре 2018-24 и команде. Слуга двух господ себе на уме?

А также предшествующих -
КСЮШАДЬ СПАЛИЛАСЬ НА КРЫМЕ. Собчак работает против России и даже не скрывает этого.
ХОД КОНЕМ - Ксюшу в президенты! Собчак как соперница и преемница Путина?
Зачем в президенты двигают Собчак? Кому понадобилось сделать выборы фарсом? Реставраторам монархии.

Народное творчество, пишет френд в комментах, не опубликовать для всеобщего обозрения было бы непростительно -

Sergey Istomin
1 ноября 2017
Лошадиная фамилия. По рассказу Чехова.

У предводителя дворянства моршанского уезда отставного полковника Запутина намечались перевыборы. Как он не хотел их избежать, но правила чести обязывали. Но от перспектив ездить по разбитым дорогам уезда и агитировать за себя в Богом забытых дворянских усадьбах, выступать с речами перед старухами, которые помнили еще времена Екатерины Великой, ее милости и вольности, не забывали каждый раз ему об этом напоминать, у него портилось окончательно настроение. Играть в вист с дряхлыми старцами и специально им проигрывать, угождая любым их капризам, конфузиться за состояние дороги, обещать их непременно исправить к Красной горке, выслушивать обиды дворян на неразумных, ленивых и вороватых холопов, принимать жалобы от холопов на обнаглевших дворян, обещать купечеству похлопотать в местном "Кредитном банке взаимного доверия" с целью отсрочки набежавших процентов по кредитам.
[Spoiler (click to open)]Все это крайне скверно повлияло на его самочувствие. У него стало тюкать в голове, учащалось по вечерам сердцебиение, непрерывно ныла словно нищенка у церкви печень. Жизнь его стала не в радость. Ядреные поселянки молодухи не привлекали более взора. Хотелось вскочить на серого в яблоках жеребца Кадыр и скакать в дальние поля, разгоняя случайных зайцев. Но пугала перспектива простудиться и слечь уже окончательно.
Что только он не перепробовал, чтобы восстановить душевное спокойствие. Он полоскал рот анисовой водкой, прикладывал к больным местам керосин, бензин, мазут, нефть марки Юралс, мазал живот, где ныла печень, патентованным средством из рекламы. Но патентованное радикальное средство не помогало, от водки количество дятлов тюкающих в висок только увеличивалось. Всё это вместе взятое вызывало у предводителя тошноту и дурное расположение духа.
Приезжал пузатый политолог из Моршанска. Он поковырял у себя в носу, чихнул и прописал перестать пороть крестьян перед выборами и снизить с них подати на это же время, дворянам обещать все, что пожелают, потребовал за свои услуги с три короба,но сторговался до малого, он сложил в чемодан свой гонорар и укатил, но и обещания реформ, прощение недоимок и раздача гостинцев детям не помогли. Крестьяне смотрели злобно, косясь на топоры и вилы. Окрестные дворяне по доносам урядника тайно собирались и говорили речи в стилистике мерзкого Мирабо. Самые смелые предлагали сгрудиться под знамена Натальи - бывшей жены неведомого прокурора . И в ослепительно белом генеральском мундире, на серой в яблоках кобыле под барабанную дробь въехать с ней в Моршанск и объявить ее всем обчеством предводительницей дворянства и женой народа, находя в этом тайный масонский смысл и радужные перспективы для своего запущенного хозяйства.

На предложение приказчика Кирьяна отменить выборы и править вечно предводитель ответил отказом. Опасался дуэли. Все домашние и даже личный писарь Пропесочин предлагали каждый свое средство. Тем временем приказчик Кирьян подумал и пришел к нему с советом кардинально решить проблему заговором зубов всей публике моршанского уезда.
— Тут, в нашем уезде, ваше превосходительство, — сказал он, — лет десять назад подвизалась в местном балагане "И это наш дом?" некая Ксюха. Заговаривала зубы публике от первого ряда до галерки и даже случайным прохожим проходящим мимо по улице. Бывало, поплюет в потолок — и как пелена на глаза у всех падает! Видят то чего нет, а чего есть не видят. Сила ей такая непомерная была дадена...
— Где же он теперь? — А после того, как его из балагана поперли за то, что заморочила голову местным городовым и потырила выручку из кассы, в Саратове у мамаши своей проживать изволит. Теперь только чужими зубами и кормится. Ежели у которого человека проблема с женой и прислугой, срок оплаты по векселям подходит, то и идут к ней на поклон, всем помогает... Тамошних, саратовских на дому у себя пользует, а ежели которые из других городов, то по телеграфу. Присылают ей денег, она по телеграфу в ответ мировому судье и судебным приставам зубы и заговорит. Очень купцы ее хвалят. От долговой ямы многих уберегла. Пошлите ей, ваше превосходительство, депешу, что так, мол, вот и так... у раба божьего выборы на носу, а тратить драгоценное время на агитацию желания и сил , как душевных, так и физических никаких нет. Финансово обеспечен. Желаю воспользоваться вашими услугами. А деньги нарочным пошлете. В коробе.
— Ерунда какая-то! Шарлатанство! Деньги возьмет и испарится!
— А вы попытайте, ваше превосходительство. Помните, как ваш бывший доктор Кашпердовский по телеграфу у вашей жене роды принимал? И ведь сразу сказал, что мальчик будет и с цветом волос угадал. Рыжий, как и он сам. Зря вы его уволили.
Полковник нахмурился.
— Пошли, Вольдемар! — взмолилась полковничиха. — Ты вот не веришь в заговоры и оккультизм, а я на себе испытала!
— Ну, ладно, — согласился предводитель. — Тут не только что к шарлатанке, но и к чёрту лысому депешу пошлешь... Ох! Мочи нет! Кала тоже! Плохо мне! Пишите, пусть приезжает!

Писарь Пропесочин сел за стол и взял перо марки мистер Паркер в руки.
— Ее в Саратове каждая собака знает, все обгавкают, чуют в ней силу великую — сказал приказчик. — Извольте писать, ваше превосходительство, в город Саратов, стало быть... Госпоже Ксении... Анатольевне
— Ну?
— Анатольевне?...Да, Ксении Анатольевне... а по фамилии?... А фамилию вот и забыл! Чёрт... Как же ее фамилия? Давеча, как сюда шел, помнил, а тут вдруг забыл... Позвольте-с...
Приказчик поднял глаза к потолку и зашевелил губами словно просил небесные силы подсказать ему фамилию чародейки. Все застыли в нетерпении. Но небесные силы молчали.
— Ну, что же?
— Сейчас...мммм... Забыл! Такая еще простая фамилия... словно как бы лошадиная... Меринова? Нет, не Меринова. Постойте...Помню, фамилия лошадиная, а какая — из головы вышибло...
—Жеребцова? — спросил предводитель, хорошо разбирающийся еще с армии в лошадях.
— Никак нет! Забыл!
— Так зачем же, чёрт тебя возьми, с советами лезешь, ежели забыл? Пей глицин! Мозги чисти! — рассердился предводитель — Ступай отсюда вон!
Приказчик Кирьян медленно вышел, а предводитель местного дворянства схватил себя за голову и заходил по комнатам. Дятлы оживились и застучали с прежней силой
— Ой, батюшки! — вопил он — Ой, матушки! Ох, света белого не вижу!
Приказчик вышел в сад и, подняв к небу глаза, стал припоминать фамилию. Немного погодя его позвали к обратно в дом.
— Вспомнил, скотина? — спросил предводитель.
— Никак нет, ваше превосходительство.
— Может быть, Конякина? Нет?
И в доме, все наперерыв, стали изобретать фамилии. Перебрали все возрасты, полы и породы лошадей, вспомнили гриву, копыта,оглоблю, огненные медные бляшки на сбруе и поддуговые колокольцы... В доме, в саду, в людской и кухне люди ходили из угла в угол и, почесывая лбы, искали фамилию... Приказчика то и дело требовали в дом.
— Никак нет, — отвечал приказчик и, подняв вверх глаза, продолжал надеяться на подсказку небесных сил.
— Папа! — кричали из детской. — Тройкина! Уздечкина!
Взбудоражилась вся усадьба. Нетерпеливый, замученный предводитель пообещал дать пять тысяч рублей тому, кто вспомнит настоящую фамилию, и за приказчиком стали ходить целыми толпами.. Но наступил вечер, а фамилия всё еще не была найдена. Так и спать легли, не послав телеграммы. Предводитель не спал всю ночь, ходил из угла в угол и стонал, дятлы не унимались, печень исполняла арию Кончиты...
В третьем часу утра он вышел из дому и постучался в окно к приказчику.
— Не Сухово-Кобылина ли? — спросил он плачущим голосом.
— Нет, не Кобылина, ваше превосходительство, — ответил приказчик и виновато вздохнул.
Утром генерал опять послал за политологом в город.
— Пускай ведет предвыборную кампанию,пишет речи и сам их толкает — решил он. — Нет больше сил терпеть...
Приехал политолог, долго и тяжко торговались и наконец ударили по рукам. Боль утихла тотчас же, дятлы улетели, печень поныв успокоилась. Сделав свое дело и получив, что следует за будущие труды, политолог сел в свою бричку и поехал с коробом денег домой. За воротами в поле он встретил приказчика... Приказчик стоял на краю дороги и, глядя сосредоточенно себе под ноги, о чем-то думал. Торжествующий политолог проехал мимо, торопясь успеть до ночи домой.
По тропинке к речке вдруг медленно прошел слуга старой барыни Герасим с болонкой в одной руке и веревкой в другой, за пазухой у него был камень. Приказчик тупо поглядел на Герасима и машинально спросил его куда это он идет в такую рань.

-Му-му! - грозно ответил Герасим и погрозил кулаком кому-то в сторону.
Приказчик от одного этого слова немого Герасима , всплеснув руками, побежал к усадьбе с такой быстротой, точно за ним гналась бешеная собака Му-му с Герасимом.
— Надумал, ваше превосходительство! — закричал он радостно, не своим голосом, влетая в кабинет к предводителю. — Вспомнил, дай бог здоровья Герасиму и его собачке! Собчак! У нее лицо еще такое лошадиное! Посылайте срочно депешу Собчак!
— Накося! — вскричал предводитель дворянства с презрением и поднес к лицу его сразу два кукиша. — Не нужна мне теперь твоя Собчак! Накося!
---
Из комментов -
Collapse )