gala_gala15 (gala_gala15) wrote,
gala_gala15
gala_gala15

Categories:

Неделя до выхода Квачкова - старые интервью в силе?



Полковник ГРУ в отставке Владимир Квачков, в своё время обвинявшийся в покушении на Анатолия Чубайса, освобождён по решению Зубово-Полянского районного суда Мордовии

Легенда российского спецназа выйдет на свободу в связи с внесением смягчающих поправок в статью 282 УК РФ (возбуждение ненависти или вражды). В соответствии с новой редакцией закона, уголовное преследование по этой статье возможно лишь после того как уже вынесено административное наказание. А таковое отставному полковнику не выносилось. Если прокуратура не обжалует решение суда, 70-летний Квачков будет освобождён через 10 дней.

От общественного внимания не ускользнул тот факт, что освобождение Владимира Квачкова по времени близко совпадает с 30-летием (если быть точным, 15 февраля 1989-го) вывода советских войск из Афганистана. События, поставившего финальную точку в этом кровопролитном конфликте. Войны, в которой Квачков принимал самое непосредственное участие в качестве командира отряда спецназа. Вскоре после вывода ограниченного контингента советских войск Квачков был назначен командиром знаменитой 15-й бригады спецназа ГРУ, отличившейся и прославившейся в целом ряде боевых операций. Именно он спас бригаду от расформирования, а позднее в её составе воевал уже в Таджикистане.

По мнению многочисленных экспертов, полковник Квачков был одним из организаторов легендарной операции «Охота на волков», осуществлённой в 2000 году под Грозным. Тогда были ликвидированы сразу несколько известных и авторитетных полевых командиров, а Шамиль Басаев лишился ноги. За боевые заслуги Владимир Квачков был дважды удостоен ордена Мужества, а так же ордена Красной Звезды.

Но всероссийскую известность ветеран спецназа получил не за свои бесспорные боевые заслуги, а в связи с выдвинутыми в его адрес обвинениями в покушении в 2005 году на Анатолия Чубайса, возглавлявшего тогда РАО ЕЭС. По версии следствия, группа злоумышленников под руководством Квачкова заложила взрывное устройство на пути следования автомобиля Чубайса, возвращавшегося в Москву с дачи, а затем обстреляла машину из стрелкового оружия.

Обвинение предъявили отставному полковнику и нескольким предполагаемым сообщникам. Тем не менее суд присяжных не принял доводы обвинения и дважды оправдал всех фигурантов дела. Сам Квачков на суде заявил, что при его уровне подготовки, если бы он действительно хотел ликвидировать Чубайса, ничто не помешало бы ему реализовать свой замысел.

В 2010 году Квачков был задержан снова, уже по другому делу, и в 2013-м осуждён на 13 лет колонии строгого режима за подготовку вооружённого мятежа. 18 июля 2013 года Верховный суд РФ сократил срок его наказания с 13 до 8 лет. В общей сложности Владимир Квачков пробыл в заключении (в том числе под следствием) около 11 лет.

И вот теперь, после всех мытарств, бывший боевой офицер выходит, наконец, на свободу. Сейчас ещё рано гадать, чем он займётся. Тем более что адвокаты, представляющие интересы Владимира Квачкова, комментируя обстоятельства освобождения своего подзащитного и перспективы его жизни на «гражданке», излагают диаметрально противоположные версии его будущего.

Так, адвокат Андрей Виканов, говоря о самочувствии бывшего полковника, сказал, что его подзащитный чувствует себя в соответствии с возрастом и не намерен больше заниматься политической деятельностью, прекрасно понимая, какими последствиями в его возрасте чреваты такого рода увлечения.

Однако другой адвокат, Алексей Пешин, со всей определённостью дал понять, что ветеран спецназа, как известный «общественный деятель», неизбежно продолжит политическую карьеру и «будет сотрудничать с патриотическими силами».

Чем на самом деле займётся на свободе Квачков, сейчас сказать трудно – надо бы послушать его самого. Со всей определённостью можно сказать лишь одно – Анатолию Борисовичу Чубайсу с его нанопроблемами можно не беспокоиться. Скорее всего, героико-романтический этап в карьере Владимира Квачкова естественным образом подошел к концу.(с)

Такие примерно тексты, как выше, из Царьграда, написали большинство изданий после выхода Квачкова из заключения...
Пока Квачков молчит, не озвучивая свои планы, ну а мы вспомним его интервью, данные им в разные годы, 10-и и 14 летней давности...



"Мы живем в оккупированной стране"
[Spoiler (click to open)]
(18.09.2005)

Интервью с главным фигурантом по делу о покушении на Чубайса
Полковник в отставке Владимир Квачков уже полгода находится под стражей по подозрению в организации покушения на жизнь главы РАО "ЕЭС России" Анатолия Чубайса. За это время имя его успело несколько раз появиться в прессе в связи с тем, что около месяца Квачков в СИЗО "Матросская тишина" успел провести в обществе Михаила Ходорковского, а также с тем, что Квачков объявил о своем намерении баллотироваться в Госдуму РФ. Главный редактор газеты "Завтра" Александр Проханов взял у известного подследственного обширное интервью.

— Владимир Васильевич, как вы оцениваете произошедшее с вами? Чей это замысел?

— Думаю, что до 17 марта 2005 года замысла как основания плана операции против меня и моих товарищей-офицеров спецназа не было. Была повседневная деятельность ФСБ и других, возможно, частных спецслужб, отслеживающих на национально-патриотическом поле наиболее опасные для власти политические течения и направления. В их числе был и Военно-Державный союз, возглавляемый генерал-полковником Л.Г.Ивашовым, в работе которого я принимал участие. Безусловно, моя почти тридцатилетняя служба в соединениях и частях специального назначения Вооруженных Сил, личный боевой опыт в Афганистане, Таджикистане, Чечне и других "горячих точках" могли вызывать повышенный интерес спецслужб. Это, наверное, главная причина, по которой я был арестован у себя дома уже через пять часов после "покушения на Чубайса".
Всё произошедшее, в том числе пребывание в тюрьме, расцениваю как испытание моей православной веры и офицерской воли. Я — русский офицер и обязан стойко, с достоинством переносить все тяготы и лишения военной службы по защите Отечества, в том числе находясь в плену....

... Категорическое возражение мировой закулисы против усиления Вооруженных Сил России очевидно. Формирование сил специального назначения позволило бы резко повысить эффективность специальных операций на Северном Кавказе, расширило бы возможность России по защите разделенного на части русского народа в СНГ, а также национальных интересов России за рубежом. Но нынешняя власть боится собственной армии — не той ее части, которая ею уже развалена, а той, что еще боеспособна. Чего власти бояться еле дышащих Сухопутных войск, авиации, тем более флота. А спецназ опасен. Поэтому роль прокуратуры в делах Поповских, Ульмана, в нашем деле — это роль исполнительного механизма. Организаторы — в Кремле, заказчики — за океаном. Продолжается уничтожение русской армии небоевыми средствами....

— Почему военные столь пассивно и бездарно реагируют на уничтожение армии и флота? Где голос военных?

— У военных два голоса. Один — бюллетень для голосования, как у всех граждан. Другой — голос оружия, которым обладают только они. Повседневный общественно-политический голос всей армии на стратегическом уровне в силу принципа единоначалия делегирован командованию Вооружен- ных Сил. Что чувствует и говорит военно-политическая верхушка армии, ее генералитет — мы знаем. Это трусость, дезинформация и целенаправленный обман своего народа. Они сдадут Россию еще раньше, чем их иракские коллеги. Высшее российское военное руководство куплено, продано, еще раз куплено и объявлено в распродажу. Как и штатская политическая элита, военная верхушка не связывает свою судьбу с судьбой собственного народа. Исключение — командиры дивизий (бригад). Они нужны власти как профессионалы, но только для войны, их бросают туда, где наиболее опасно. А вот в военно-политические верха пускают исключительно своих — близких по предательскому духу.
На оперативном уровне какой-либо формы или способа выражения общественно-политических взглядов военнослужащих уже не существует. В советское время эту функцию отчасти выполняли окружные (флотские и армейские) партийные конференции. При всем формализме и заорганизованности возможность высказать свое мнение все-таки была. В начале постсоветского периода началась бурная деятельность офицерских собраний. Однако с наступлением демократических, читай, губительных реформ Вооруженных Сил, их деятельность в округах, армиях, дивизиях приказом министра обороны Грачева была запрещена. Единственным способом выражения мнения остались офицерские собрания на низшем тактическом уровне — в полках и им равных частях. Но хитрость заключается в том, что как только совестливый командир соберет у себя в полку офицерское собрание с действительно острыми, а это неизбежно значит — политическими, общевоенными вопросами, его тут же старшие начальники обвинят в неумении управлять людьми, в подрыве боевой готовности полка (ее нигде нет, но это не важно, отвечай за себя), в других упущениях и снимут. Эти правила все командиры хорошо знают, поэтому мне известен только один случай офицерского собрания в армейской авиации. У других командиров духу не хватает. Но это не выход. Голос офицерского собрания — это выброс пара в гудок, а не в дело. Настоящий голос армии — это лязг гусениц танков, БМП и БМД, вой двигателей самолетов и вертолетов, БТРов и других боевых машин. Это голоса команд командиров взводов, рот, эскадрилий, батальонов и полков. И первая команда: "К оружию!" Эту команду может дать только единая совесть и воля армии и народа. Вместе молчим, вместе будем и подниматься с колен....

— Национально-освободительная борьба как цель объединения народа. Что вы об этом думаете?

— Национально-освободительная борьба есть способ, форма, вид борьбы. Целью ее является освобождение России от чуждой, навязанной извне антинациональной власти и всей системы политического устройства, а объединение народа — главным условием победы. Не в экономических требованиях друг к другу рабочего и предпринимателя надо искать спасение России, а в смене природы верховной власти, всей политической системы.
Существующая система сконструирована для осуществления контроля за оккупированной территорией. Эта оккупация пока еще не военная, и таковой, скорее всего, не будет. Современные возможности финансово-экономических, информационных и других небоевых видов и форм насилия могут оказаться вполне достаточными. Зачем на нас, русских, и нашу огромную территорию тратить дорогостоящие американские, натовские войска, которых и так уже не хватает, если можно скупить политическую, военную и экономическую элиту. Если в "этой стране" оккупационная администрация справляется со своими полицейскими обязанностями, все и так хорошо идет, по плану, то зачем скрытую оккупацию заменять открытой, военной? То, что подполковник-гауляйтер оккупированной заморской территории называется президентом Российской Федерации, а финансовые, телевизионные, нефтяные, энергетические и другие гауляйтеры председателями правлений, генеральными директорами или еще как-нибудь, в сути самой оккупации ничего не меняет.

При этом следует понимать, что причина наших бед не в чубайсах, путиных, кохах, грефах, абрамовичах, вексельбергах… Они — следствие политической системы. Власть в России аморальна и антинациональна по своей политической природе. Как только в основание власти положены мошеннические всеобщие равные тайные прямые выборы (другими — честными — они быть не могут по своей природе), положены финансовые возможности политиков, независимые от стыда и совести СМИ, власть рано или поздно окажется в руках мировой преступной закулисы. Никто и никогда не сможет сравниться в силе греха и порока с теми, кого такая политическая система отбирает во власть. Поэтому мы, русские, государствообразующий народ России, и утратили контроль над собственной страной. Поэтому вначале Россию надо спасти от чуждой ей политической системы власти, а от паразитов она потом сама очистится: невыгодно будет им жить здесь.

А пока нас без боя уничтожают уже по два миллиона человек в год. Идет бесшумная, но жесточайшая война против русского и других коренных народов России.
Разводить сейчас политические слюни вперемежку с соплями об антинародном режиме — политическое преступление против нации. Замена власти чужеземной, чужеродной, антинациональной и поэтому интернациональной на власть национальную — есть цель и смысл национально-освободительной борьбы в России, общая политическая цель, одна на всех.

Пока еще одиночки выходят на силовую борьбу с оккупантами. В этой национально-освободительной войне за русский народ и русскую землю не все доживут и увидят победу. Кому-то суждено погибнуть, кому-то быть раненым, кому-то попасть в плен. Это не важно. Важно найти в себе силы встать. Надо, пора подниматься! Терпеть и дальше насилие над собой, над женами и детьми, над своим народом — значит стать соучастником и пособником оккупационной власти.

В июне этого года исполнилось тридцать лет моему старшему сыну Александру, который с марта находится в розыске. Не имея возможности написать ему, хочу через газету передать: не поддавайся возможному греху уныния, сын. Правда, а значит и Бог — на нашей стороне. То, что я оказался в тюрьме, а ты скрываешься в подполье, говорит только о том, что нынешняя власть — не наша, не русская власть, и живем мы не в нашем государстве. Я люблю тебя, сын, и горжусь тобой. Молю Бога нашего, чтобы послал тебе в будущем благодать и радость жизни в семье православной, а мне — счастье дожить и понянчить твоих детей. Но на нашем пути я не могу и не имею права сказать тебе отеческое — береги себя. В это окаянное время мы с тобой должны сберечь не себя. А защитить свой народ, Веру и Отечество...

— Что бы Вы хотели передать читателям "Завтра"?

И не будет ни у нас, ни у детей наших никаких профессий, кроме раба, если оставим свою Россию на поругание и разграбление чужакам.
Мы преданы собственными правителями. Мы, русские и другие коренные народы России, им не нужны. Не хочется, но придется вставать. Иначе пропадем. Спаси вас Бог!

---
МЫ ВЫРВАЛИСЬ ИЗ ПЛЕНА !
[Spoiler (click to open)]
Владимир Квачков, Александр Проханов
17 июня 2008

ПРОТИВ ПРОИЗВОЛА
А.П. А в судебной ипостаси были ли для вас какие-то открытия?
В.К. Я знал, что система наша коррумпирована, знал, что такое административное давление, стыдливо называемое ресурсом, но не думал, что все это окажется настолько явным и наглым. Мой личный опыт позволяет со всей ответственностью утверждать, что существующая российская правоохранительная система — это несовершенная организация, состоящая из зачастую зависимых судей, прокуроров, следователей и оперов, это тесно сплетённый клубок юристоподобных существ....
Я писал в Генпрокуратуру, в Высшую коллегию судей, в ФСБ, в МВД, в Верховный суд и т. д. Либо ответа нет, либо мне растолковывают, что хоть меня и судят с нарушением законов, но жаловаться я всё равно права не имею! Только председатель суда может решать: давать ход моей жалобе или нет. Вот это самое тяжелое. Ты прав — и бессилен. Сделать ничего не можешь. Судьи выведены из-под всякого контроля общества. Суд становится главным инструментом власть имущих, миллиарды имущих в борьбе с неугодными, и никто уже этого не скрывает, наоборот, не стесняясь, демонстрируют это в назидание всем.

Знаете, почему Медведев в самом начале своего президентства заявил о борьбе с коррупцией в правоохранительных органах? Ему потребовался правовой механизм, регулирующий отношения народа с властью и государством. Он понял, что у него такого механизма нет. Унаследованная им правоохранительная система давно вышла из-под контроля государства и живет своей собственной жизнью — коррупционной, клановой, карьеристской и прочей противозаконной.

Первое, что мне хотелось сказать журналистам, выйдя из тюрьмы: если власть не возьмется за исправление правоохранительной системы, все её попытки сделать что-либо обречены на провал. Сама себя эта система исправить уже не сможет: необходимо воздействие снаружи. В государстве есть только одна сила, способная исправить нынешние МВД, ФСБ, суды и всевозможные прокуратуры и следственные комитеты. Это — армия.

А.П. А как удалось текст моих вопросов к вам протащить? Это легально делалось или нелегально?
В.К. Легально, конечно. Предвыборное время, я — кандидат в депутаты Государственной думы. Адвокат приходит и говорит: наш кандидат не осужден, имеет право на написание предвыборных материалов, на выражение своей позиции, вы обязаны предоставить ему такую возможность. Администрация тюрьмы соглашается: хорошо, но только через спецчасть. Что и было сделано....

НАШЕ ДЕЛО ПРАВОЕ!
А.П. Владимир Васильевич, вы на свободе. Вы посмотрели, огляделись? Какие ваши планы? Нет ли кессонной болезни?
В.К. У меня, видимо, с кессонной болезнью не получилось: в тюрьме последние сутки мы спали по четыре часа всего. Больше невозможно было. Такое ощущение, будто то же самое происходит и сейчас. Очень много приходится заниматься, встречаться, отвечать на звонки друзьям. Скажем так: у меня несколько лет работала в мозгах операционная система "Тюрьма". А теперь идет установка операционной системы "Свобода". Я пока перезагружаюсь. Появляются люди, которые три года не хотели знать меня и мою жену, а теперь вдруг являются поздравлять. Знаете, тюрьма показывает не только, кто есть кто за решеткой, но и кто есть кто на воле.
Чем заниматься буду? Я по-прежнему член Высшего офицерского совета России и Военно-державного Союза, и убежден, что если ты не занимаешься политикой, то политика займется тобой. В общественно-политической сфере меня интересует то, что интересовало всю мою жизнь: я хочу довести военную реформу в области специальных операций и строительства Вооруженных Сил до положительного итога. Хочу, чтобы гадкое слово "реформа" утратило свой нынешний и приобрело, наконец, положительный смысл. Пушки, танки, самолеты — это все правильно, ребята, когда дело до них дойдет. Но оно ведь может и не дойти! Мы так и пропадем с нашими стратегическими ракетами, как пропал Советский Союз. Другая война идет. Нас губят по-другому. Нас по миллиону уничтожают в год — невоенными способами. Я хочу внести свой вклад в эту вторую "холодную войну".

А.П. Мне кажется — и вы не можете этого не чувствовать — что враги, потерпев такое сокрушительное духовное поражение, на этом не успокоятся. У них воля длинная, она исчисляется тысячелетиями. Они должны сейчас предпринять всё, чтобы сшить вам второе дело. Уже не по покушению, а по вашей идеологии, мировоззрению, высказываниям. И здесь вас подстерегает масса ловушек — их уже принялся ставить вам, например, Пархоменко на "Эхе Москвы". Он вас пригласил в эфир не для того, чтобы вы изложили свои взгляды, а чтобы показать "звериный оскал русского фашизма". Он расставлял свои вопросы, как опытный агент. И мне кажется, что вы сейчас должны тщательно отслеживать все проходящие вокруг вас вещи, выверять свою лексику, взвешивать каждое слово. Есть люди, которые могу подходить к вам с обожанием, а итог будет плачевным. Три года эти — они для вас потрясающие: новое мировоззрение, ощущение себя в новом контексте. Но следующих таких же трех лет не должно быть! Вы уходили в тюрьму как специалист по спецоперациям, а вышли из тюрьмы общественным деятелем. И эта роль еще сложнее и страшнее. Эту роль надо осмыслить самому. И не повторять ошибок милых моему сердцу патриотических лидеров, с их какими-то унылыми съездами, встречами. Если заниматься политикой, должны быть принципиально новые подходы.
В.К. Какими вы их видите, Александр Андреевич?

А.П. Прежде всего необходимо сформулировать идеологию. Идеологию национально-освободительной войны в контексте Русского Развития. Надо понимать также, что никакого вооруженного восстания не будет, никакого массового выступления армии тоже быть не может. Располагаем ли мы непочатыми силами? Нет, силы у нас на исходе, мы измотаны…
В.К. Вы говорите о Русском Развитии, Александр Андреевич, я за эту идею, идею Русского Дела готов воевать до конца. Все эти годы я, как мог, боролся за то, чтобы страна получила возможность вырваться из либерального плена и сделать рывок. Или мы сейчас вырвемся, или нас — прямо по И.В. Сталину — раздавят в грядущем глобальном переделе территорий и ресурсов. Мою личную идеологию можно определить двумя словами — православный социализм, в основе которой лежит русский христианский национализм.
Мое понимание необходимости борьбы за национальное достоинство полностью соответствует правам человека, изложенным во Всеобщей Декларации прав человека, принятой ООН.
Мои оппоненты готовят кассацию. Они пытаются склонить общественное мнение к тому, что, мол, в деле суд так и не разобрался, нужно новое разбирательство. И знаете что? Мы предлагаем: давайте повторим процесс! Мы с товарищами согласны выйти еще раз, уже на четвертый процесс. Мы придем на суд, но только при одном условии — откройте его. Чтобы на процессе была пресса. Чтобы люди воочию видели доказательства сторон. Три года они рассказывали одну детективно-дефективную историю о покушении на Чубайса, а нам хватило всего пяти часов, чтобы разбить все доказательства нашей вины перед присяжными. Мы готовы к открытому процессу!

А.П. Отличная идея! Если противник жаждет нового процесса над вами, но побоится открыть его, то мы сами его откроем. Имея на руках материалы дела, мы проведем свой открытый общественный процесс, со своими обвинителями и защитниками. И снова победа будет за нами!

---
Особо опасный полковник: беседа с Владимиром Квачковым
[Spoiler (click to open)]
 (15.02.2009 г.)

Во вторник, 3 февраля, в Государственной Думе фракция КПРФ провела круглый стол, посвящённый вопросам военной реформы, обороноспособности страны в условиях роста военной угрозы. Среди его участников был полковник Владимир Квачков. Пресс-служба МГК КПРФ попросила его ответить на ряд вопросов. Интервью, которое он дал, заслуживает самого пристального внимания читателей.

Вопрос: Владимир Васильевич, вы внезапно вошли в политическую жизнь страны. Можно сказать, что вы политикой не занимались, отношения к ней не имели, пока она не занялась вами.
В.В. Квачков: Во-первых, в отношении политики – я военный разведчик, и до того как войти в политическую жизнь, изучал политику империалистических государств. В то время нас готовили довольно тщательно. Во-вторых, мало кто знает, что на советский спецназ возлагалась задача подготовки и оказания содействия национально-освободительным движениям на занятой противником территории, в интересах Вооружённых сил и Советского Союза в целом.

Вопрос: То есть, нельзя сказать, что вы политикой не занимались?
В.В. Квачков: Нет, нельзя сказать. Дело в том, что вопросы, которыми я занимался, стали актуальными для нашей страны, а именно, освобождение России от оккупационного режима. Оказалось, что мои знания и умения востребованы, в том числе и военно-политические, которые я получил как офицер спецназа. Получилось, что я никуда не десантировался, но оказался сам в тылу врага на оккупированной территории. Сейчас я, офицер спецназа, нахожусь на территории России, оккупированной противником. Конечно, такая постановка вопроса немного утрирована и радикальна, но это так. Поэтому нельзя сказать, что я не знаю что такое политика. Даже рядовой воин спецназа должен был знать, какие политические партии есть в стране предназначения и в районе применения его группы, знать расстановку политических сил. Он должен был аргументировано раскритиковать на политзанятиях фальсификации на буржуазных выборах. Поэтому то, что я изучал, оказалось применимо в моей стране.

Вопрос: Противник из вероятного стал действительным?
В.В. Квачков: Да. Потому и проблемы войти в эту систему у меня нет. Та дискуссия, которую наблюдал на этих слушаниях в Госдуме, очень напоминающей детский военный утренник, была достаточно интересна, но не прозвучала та тема, которую так испортил выступающий от «Справедливой России».

— депутат Багдасаров…
В.В. Квачков: Он испортил всю идею. Дело в том, что есть асимметричный ответ. Действия спецназа на оккупированной противником территории являются сейчас асимметричным ответом. Почему? У меня в своё время был разговор с Бориславом Милошевичем. Я тогда был сотрудником ЦВСИ ГШ (Центр военно-стратегических исследований Генерального штаба) и пытался убедить наших сербских братьев: «Вы не сможете поднять свою авиацию и дать симметричный ответ на бомбардировки, нанесите два-три диверсионных удара по их аэродромам и европейские обыватели завоют от ужаса – война пришла на их территорию».

— Тем более, что у них сильный спецназ, но не было политического решения.
В.В. Квачков: Совершенно точно. Я принимал участие в их подготовке, знал их боевые возможности. Мои друзья спецназовцы, ещё советские, участники войны в Афганистане готовы были воевать за сербов, понимая, что после югославов следующими будем мы. Так вот, эта идея народной, партизанской, диверсионной войны силами спецназа, которые боятся создавать. Сейчас асимметричным, но адекватным ответом России было бы создание войск спецназначения. Бригады уже есть, но нужны оргструктура и политическая воля.

— У нас есть бригады?
В.В. Квачков: Да, я командовал одной из них. Но несколько отдельных бригад ещё не войска специального назначения. Кроме них нужны командование, штаб, планы боевого применения, разработанные в рамках планов соответствующих операций, нужны соответствующие силы обеспечения. У американцев 42 тысячи спецназовцев, у нас в три раза меньше, но это сопоставимая цифра. Мы сейчас могли бы декларировать в военной доктрине, что в случае оккупации части России мы переходим к ведению народной партизанской войны. То, что делает сейчас Куба. Почему американцы боятся Кубу? Не только из-за ракет…


Вопрос: Как непосредственно может быть организовано партизанское движение у нас в стране? С чего оно начнётся? Кто, на ваш взгляд, его может возглавить? Военные (особенно сокращённые в ходе военной реформы), гражданские или какие-то политические силы?
В.В. Квачков: В России уже нет армии, авиации или флота, которые способны были бы провести оборонительную операцию на суше, воздушную или морскую операции. Факт национальной измены высшего военно-политического руководства РФ уже состоялся и очевиден в экстренном уничтожении остатков собственных Вооруженных Сил. За кулисами предательство уже состоялось. Преступное бездействие нынешней власти в области национальной и военной безопасности толкает нас к самоорганизации народного сопротивления захватчикам. Безусловно, самый богатый исторический опыт организации партизанского движения имеют коммунисты. Однако по опыту войны создание партийных подпольных райкомов и обкомов само по себе было недостаточным для подготовки партизанских действий. Нужны были глубоко законспирированные диверсионные резидентуры и оргячейки партизанских отрядов с заблаговременным созданием тайников с оружием и боеприпасами. В современных условиях, когда к информационно-духовной и финансово-экономической оккупации, уже в этом году на Россию может обрушиться прямая военная оккупация и установление контроля на пунктах управления стратегическими ядерными силами, подготовка вооруженного отпора захватчикам становится основной задачей всех национально-патриотических сил.
Конечно, эту угрозу лучше всего видят и распознают военные. Поэтому 21 февраля в Москве состоится Всероссийское Офицерское Собрание, на котором одним из главных станет вопрос формирования народного ополчения. Первоочередной задачей является организационная – создание отделений, взводов, рот и батальонов народного ополчения в строгом соответствии с действующим законом об общественных организациях.

Вопрос: В своих выступлениях на митингах или в закрытых аудиториях, задавая вопрос «Кто виноват?» в развале России, вы отвечаете, что виноваты все мы, и, в частности, вы — полковник Квачков. Как вы намерены искупать свои вину перед Родиной?

В.В. Квачков: Хочу сразу поправить: я никогда не говорю «виноваты все». Потому что все – значит, никто. Мы сможем выйти из творящейся национальной катастрофы только тогда, когда каждый скажет себе: «Я сам виноват в том, что произошло с моей страной». Свою вину перед Родиной смогу искупить только личным участием в освобождении России.
Честь имею.

Павел Лыткин, Иван Егоров, Анна Новолодская,
Пресс-служба МГК КПРФ

http://slavyanskaya-kultura.ru/russkoe-delo/neskolko-intervyu-s-polkovnikom-gru-vladimirom-vasilevichem-kvachkovym.html

---
В группе ВК https://vk.com/za_kvachkova прикрепленная запись -

7 февраля, состоялся суд по делу полковника Квачкова. Зубово-Полянский суд вынес решение отменить приговор Владимиру Васильевичу, касавшийся декриминализированной статьи 282. Через 10 дней решение должно вступить в законную силу.

Таким образом утром 19 февраля его должны освободить из ИК-5 в Леплее. Поскольку 10 суток истекают 17 февраля, в воскресенье (нерабочий день), то у прокуратуры есть право в понедельник, 18-го числа, до истечения рабочего дня, т.е. до 18 часов подать возражения на данное решение суда.

Если этого не произойдет, то начиная с 00 часов 00 мин. 19 февраля полковник В.Квачков должен быть освобожден из мест лишения свободы. С началом рабочего дня 19 февраля в зоне ИК-5 должна будет начаться процедура освобождения. Около 8-9 утра можно ожидать освобождения Владимира Васильевича. Все, кто могут прибыть к этому моменту – просьба приехать на встречу полковника Квачкова.

Подробности в интервью супруги Н.Квачковой, адвоката Н.Курьяновича, и Ю.Екишева для сайта Земский собор (sobor.news). Поздравляем всех с этим событием! (с)

Вернется Квачков в большую политику или нет, то, что было им сказано - не отменить и "не вырубить топором", поскольку, к несчастью, слова его не утратили актуальность.
Услышала ли их Россия? Ведь то, что 10 лет назад для многих звучала как шокирующая конспирология, сегодня очевидно для большинства или, как минимум, не кажется большим преувеличением.

Как бы то ни было, выход на свободу достойного человека, воина и патриота, одним из первых посмевшего публично озвучить правду, это хорошо, что бы ни стояло за его освобождением.
Если вы разделяете его тревогу за судьбу России, согласны с тем, что говорил полковник о ситуации в РФ и рады его скорому освобождению, просто поставьте лайк внизу поста...
Tags: борьба
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo gala_gala15 february 10, 2019 22:22 26
Buy for 20 tokens
Законопроекты так называемых сенаторов из конторы под вывеской Совфед, касающиеся свободы слова, то есть, фактического запрета на нее, вызвали в обществе вполне резонное возмущение, причем нашлись граждане с юридическим образованием и даже степенями, которые взяли на себя труд проанализировать…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

Recent Posts from This Journal