gala_gala15 (gala_gala15) wrote,
gala_gala15
gala_gala15

Categories:

Забытая роль Нееловой и неотвеченные вопросы - "Вечно живые"?



8 января день рождения чудесной актрисы Марины Нееловой, которую знают и любят, кажется, абсолютно все, но, в основном, по ее киноролям, действительно, выдающимся, начиная со "Старой-старой сказки" и заканчивая "Осенним марафоном", хотя у нее была - что ни роль, то событие и открытие, при том, что внешне, худенькая и угловатая вечная девочка терялась на фоне победительных красавиц советского кино.

Но уникальный талант, совершенно оригинальный, выламывающийся из ряда, делавший ее исключительной, изысканной, единственной и неповторимой - перебивал и роскошную Чурсину, и безупречную Болотову, и великолепную Семину, и восхитительную Алферову, и массу других, во множестве имевшихся признанных "красавиц-глаз не отвести".



От Нееловой тоже нельзя было отвести глаз, но по иным причинам - она была ни на кого непохожа, в хрупкой субтильной застенчивой и неловкой девочке-подростке чувствовался бешеный актерский темперамент, глубокая сложная личность и страдающая-мятущаяся душа, душа человеческая, не только женская, душа из тех, что "обязана трудиться, и день и ночь, и день и ночь"...

О перипетиях ее личной жизни все наслышаны, роман с Каспаровым, дочка от него, затем счастливое замужество за дипломатом, все это интересно лишь любящим копаться в интимных подробностях жизни творцов.
Но и о киноролях Нееловой написано столько, что не вижу смысла вспоминать, а вот о театральных несколько меньше, хотя и они стали классикой и известны всем, даже не видевшим ее на сцене лично, по телеверсиям современниковских постановок.



Один из спектаклей, виденный далеко не всеми, совершенно незаслуженно забытый, в отличие от фильма по той же пьесе, мне и хочется вам напомнить, он намного глубже и интереснее популярного и всеми признанного кинопроизведения, снятого Калатозовым по розовскому сценарию, написанному через год после выхода пьесы, так же, на мой взгляд, глубже и интереснее трактовка образа Нееловой, нежели прекрасной актрисой Самойловой, находившейся просто в иных, заданных режиссером рамках...

Пьеса была написана в 1943-м, автором, находившемся на лечении в госпитале после ранения, а потому степень искренности и подлинности всех переживаний героев и всех сюжетных коллизий, не идет ни в какое сравнение с иными произведениями того же ряда.
Понятно, что, когда Неелова прогремела в этой постановке Современника в 70-е годы, очень многое уже воспринималось иначе и именно вот это, новое восприятие - было особенно важным, то, что привнесла актриса в образ своей героини, задающей мучительные вопросы в конце спектакля, оказалось главным, но тогда почти никто этого не понял.



Понимаем лишь мы сейчас, спустя 40 лет, что мятущаяся душа главной героини, променявшей невзначай бесценное, подлинное, настоящее, но безвозвратно утерянное, на некий суррогат, симулякр, фальшивку, и не обретшая счастье, лишь душевные страдания и ответные измены, станет камертоном для многих ощущений и событий нынешнего времени.
Предательство памяти и верности своей любви вернулось бумерангом и погубило слабую душу...

Это, кстати, хорошо заметно и по поведению других актеров из того же спектакля, в частности, Кваши, сыгравшего там чистого душой юношу, непримиримого ко лжи, пошлости, злу, и превратившегося в наше время в человека, лгущего в соответствии с конъюнктурой, легко и непринужденно, по-актерски естественно, вот крохотный эпизод, но показательный...

Игорь Кваша: «Я не знаю, как можно отстраняться от чужого горя» (2012 г.)
[Spoiler (click to open)]

...В последнее время талантливый актер выступает и в роли ведущего замечательной программы Первого канала «Жди меня». Сам Игорь Владимирович признается, что попал он туда случайно. Но, думается, есть все же какое-то провидение, что именно такой открытый, душевный человек стал ведущим этой передачи.

В одном из интервью он так ответил на вопрос «Сложно ли вести эту передачу»: «Собственно, вести передачу несложно, самое сложное – это нервное напряжение. Невозможно отделить себя от переживаний людей, которые приходят в студию. Сложность-то как раз эмоциональная. Например, когда уже взрослые люди очень хотят найти своих биологических родителей. Они выросли в прекрасной семье, а в младенчестве их сдала в детский дом мать-алкоголичка. Некоторые вещи начинают раздражать – например, бомжи, которые не сообщают матерям, где они, и бедная женщина годами мучается, не зная, есть ли у нее еще ребенок, жив ли он. Я понимаю, что поведение такого ребенка тоже основано на глубинных проблемах и трагедиях. И все же как можно просто не сказать матери, что ты жив?
Есть у меня друг, очень хороший хирург, который всегда мучается вопросом: как не переживать сильно за больных во время операции? Он расстраивался и страдал так, что дело могло кончиться инсультом или инфарктом. Но и я не знаю, как можно отстраняться от чужого горя.

Но самое главное в этой программе, это то, что люди смотрят ее и учатся быть добрее, учатся сопереживать. Эти как раз то, что советская власть старательно выбивала из людей. Это сейчас очень важно возобновить, когда столько насилия и жестокости».

http://www.oren.aif.ru/culture/culture_person/115906

---


А автор пьесы, Виктор Розов, себе не изменил ни на йоту и оставался до последнего дня жизни тем же бойцом РККА, сражающимся, пусть только словом, с фашизмом,  теперь уже современным, отечественного разлива, удачно мимикрировавшим под либерализм и захватившим страну-победительницу, тайком, ползуче, оккупировавшим ее и уничтожающим исподволь...

Вечно живые пьесы Виктора Розова (2003 г.)
[Spoiler (click to open)]
...Без розовских пьес – «Ее друзья», «В добрый час», «В поисках радости», «Вечно живые», «Традиционный сбор», «Кабанчик», «Гнездо глухаря» – история русского театра, да и вся российская культура была бы неполной. Так же, как неполным был бы отечественный кинематограф без картины «Летят журавли», поставленной по пьесе В.Розова «Вечно живые».

Эта пьеса занимает особое место в творчестве драматурга. Может быть, потому, что в ней много от личной биографии Виктора Сергеевича – он тоже воевал, был тяжело ранен в 1941 году, его ногу «по косточкам» собирали врачи... Даже прототипом главной героини фильма стала супруга писателя Надежда Варфоломеевна.

«Вечно живые» занимают особое место и в драматургии военной тематики. Пьес о Великой Отечественной войне написано немало, но таких, которые выдержали испытание временем и идут на подмостках до сих пор, единицы. А розовская идет! И уже не только дети, а внуки и правнуки первых зрителей сопереживают, затаив дыхание, ее героям. Классика не стареет, а в этой пьесе, как в зеркале, отразилась трагическая судьба людей военного поколения, которые, по словам поэта, ушли, «не долюбив, не докурив последней папиросы».

Не случайно именно с этой пьесы Виктора Розова, собственно, и начался театр «Современник». В ней театральный коллектив под руководством Олега Ефремова услышал ту интонацию, то дыхание, которые были созвучны дыханию тысяч и тысяч зрителей той удивительной эпохи надежд и упований на будущее.

К счастью, спектакль сохранился в Гостелерадиофонде. Не так давно его показывали по телеканалу «Культура», и зрители еще раз могли убедиться в том, что он не утратил современного звучания. Взаимоотношения и характеры, психологические характеристики героев, созданные драматургом, настолько достоверны, что, начав смотреть запись спектакля тридцатилетней давности, я, например, уже не смог оторваться от экрана.

Смешно об этом вспоминать, но пьеса «Вечно живые» долго лежала под запретом. Ну не мог, по мнению цензоров, наш советский солдат погибнуть на войне. То же самое происходило и с фильмом «Летят журавли». Никогда не забуду, как исполнитель главной роли Алексей Баталов в интервью мне с саркастической усмешкой рассказывал, как после выхода фильма «Летят журавли» полгода в центральных газетах писали, что эта картина безыдейная, так как в ней женщина изменяет солдату. Смех смехом, а обвинение по тем временам нешуточное. Хотя и фильм, и пьеса как раз о нравственном возрождении человека.

В пьесах Розова действуют герои, для которых понятия чести, долга, верности, совести не пустые слова. На мой взгляд, драматург одним из первых угадал нарождающийся тип «нового» русского – хищника, охваченного вирусом стяжательства, который сегодня задает тон не только в литературе, но и в жизни.
Уже в одной из своих ранних пьес – «В поисках радости» – Розов осуждал идеологию вещизма, накопительства. Помните хрестоматийную сцену, где Олег Савин рубит саблей кровати и шкафы, накупленные мещанкой Леночкой? Еще более четко и выпукло драматург описал это явление в своей более поздней пьесе «Кабанчик». Главный герой – юноша – видит, как его отец, крупный начальник, неприкрыто берет взятки. По своей наивности он сначала думает, что это нормально, что отца все просто очень любят. Но когда взяточника вдруг арестовывают, сын испытывает непереносимые нравственные муки и кончает жизнь самоубийством. Эту пьесу долго не пускали на сцену, пока наконец Театру имени Вахтангова не удалось включить ее в свой репертуар. Я был на премьере этого спектакля и хорошо помню те чувства тревоги и беспокойства, которыми был наэлектризован театральный зал.

А потом произошло то, что произошло. Страна по произволу горе-реформаторов скатилась в кювет цивилизации. Вместо нравственности на первый план вышли денежные отношения. Появились богатые и бедные. Спекуляция – уголовно наказуемое деяние – стала нормой жизни. Многие не выдержали «испытания роскошью». Борьба за деньги заменила им все – идеалы, веру, профессиональную честь и совесть.

В то страшное десятилетие слово Розова-публициста было нужнее людям, чем чье бы то ни было. Его статьи, выступления, интервью помогали найти правильный ответ на мучительный вопрос: что с нами происходит? Неужели создание рыночной экономики – это та цель, ради которой можно пожертвовать жизнью сотен и тысяч граждан?

http://www.gudok.ru/newspaper/?ID=770374

---
В одном из интервью тех лет Виктор Сергеевич Розов говорил:

"– Я для себя сделал вывод, что основную часть своей жизни прожил в непростую эпоху, но более подлого времени, чем сейчас, не знал. Я считаю, что заглотившие золотой крючок – погибшие души.
В мировой литературе я не знаю ни одного положительного персонажа-богача... Шекспировский Шейлок, вырезающий фунт мяса из живого человека, Скупой рыцарь. Растление наживой идет очень давно.

Я считаю, что люди должны жить пристойно, иметь крышу над головой, пищу для себя и своих детей, а лишнее вредно, наступает духовное ожирение. Нажить можно только с помощью нетрудовых, воровских доходов... Как правило, все сверхбогатые люди – воры."

Розов увидел еще при жизни предательство тех идеалов, ради которых сражались он, и его товарищи - и ничего не сумел противопоставить, кроме своего слова, которое не было услышанным современниками, увы.
Почему? Может быть, слишком многие Борисы погибли в ту войну и слишком многие Марки и Нюры благополучно пересидев ее в тылу, выжили - а потом обустроили послевоенный мир по своему подлому разумению?

Критически - многие. Иначе невозможно объяснить себе то непоправимое, что произошло с нами спустя всего несколько десятилетий, а начало зарождаться, как оказалось, уже к моменту первой постановки пьесы.
А что же думающая и чувствующая Вероника? В каком лагере оказалась она? Неелова не дает ответа на этот вопрос, как и Розов. Они его только ставят - ответить должен каждый зритель сам, максимально честно...

Кажется, не я одна так думаю сегодня -
[Spoiler (click to open)]

...Виктор Сергеевич Розов стал драматургом на войне, и он во многом поменял интонацию театра по отношению к войне благодаря своей пьесе «Вечно живые». Его, конечно, обвиняли в мелкотемье. А в чем это мелкотемье заключалось? В том, что война показана через бытовых героев, через маленького героя. Война показана через мир, через выживание человека в тылу, через человека негероического, через человека, мучающегося и страдающего, — человека, попавшего в отчаянное положение. В пьесе «Вечно живые» враг оказывался не снаружи, а враг оказывался внутри тебя. Тебе нужно победить врага внутри себя, и только потом возможно сражение с чем-то более крупным.

«Вечно живые» — трагедия войны без военных действий. Война — это не только сражения, но и отсутствие мира в душе человека. Это отчаяние, боль, дезориентация, опустошение главной героини Вероники. Тема пьесы — это цена поступка. Тема пьесы — это неправильно скроенная жизнь. Жизнь, пошедшая в неправильном направлении, «судьбы нечестной вариант», который нужно исправить, с которым нужно что-то сделать.

Интересно, как в советском сюжете и советском атеистическом сознании все равно компенсируется религиозное сознание. Это тема, над которой часто люди задумываются, в особенности сегодня: как советский атеизм искал в других формах, но все равно компенсировал религиозное сознание. Поиск святого, поиск священного. В этом смысле интересно рассуждать над тем, как война — священная, сакральная — обнаруживает в самом себе. Борис, жених Вероники, умирает, погибает в первых сценах «Вечно живых». И конечно, он сам и его подвиг тут же сакрализируется, тут же становится поводом к возникновению трепетного, священного сознания. С этой жертвой, с этим подвигом люди соотносят свою собственную реальность, сверяются с ней как по часам. И воин-мученик оказывается страстотерпцем, советским святым, перед лицом которого невозможно жить неправильно и неправедно.

Эта религиозная тема возникает еще и в теме финального монолога Вероники, который оказывается вариантом советской молитвы. Разговор о том, как нам с этой жертвой, принесенной воином-мучеником, жить сегодня. Как нам соотноситься, как нам выживать с пониманием того, что кто-то пожертвовал своей жизнью ради нас сегодня, ради нас самих. В чем вина Вероники, в чем ее гибель, в чем ее неправильность, нечестный вариант ее судьбы? Борис ушел на войну неправильно, то есть он не был понят своей невестой, она его не смогла проводить, забыла его проводить. И песенка про журавлей и лягушек, которая дала повод к названию фильма Михаила Калатозова «Летят журавли», — это вариант, если вчитаться в нее, басни о муравье и стрекозе. Лягушки проморгали время, лягушки были беззаботными, и поэтому их съели журавли.

Это, конечно, метафора для Вероники, которая не смогла перестроиться, которая не смогла изменить себя, поняв, что время поменялось.

Как колобок в русской сказке погибает от лисы, потому что он не смог перестроить свое сознание, он убежал от волка и медведя, если не ошибаюсь, но не смог убежать от лисы, потому что он не изменился, не перестроился. Стратегия не поменялась. Очень важно, что Вероника не может понять: когда пришла война, нужно изменить собственное сознание. Любовь и нежные отношения должны уступить чему-то другому. Вероника не способна к войне, она не готова к войне, она не хочет знать войны, не хочет соотноситься с ней, хочет закрыться в собственном коконе и ничего не знать, ничего не ведать, быть закрытой от этой мировой катастрофы. Там даже есть вполне человеческая деталь: не умеет кашу варить — тоже очень важно. Абсолютно не готова к боевым условиям, к условиям выживания.

В момент кульминации в этой пьесе, в момент осознания того, что происходит, — столкновение мира Вероники с другим миром, который тоже не понимает, не хочет знать войны, не хочет понимать ее законы, с миром Монастырской и Нюрки-хлеборезки. Конечно, здесь тоже вступает в силу религиозное сознание, потому что Розов, как любой великий драматург, безжалостен к собственным героям, и для того, чтобы они возродились, герою нужно упасть на самое дно, в самую грязь. И Розов, как драматург, сталкивает мир совестливых и бессовестных. Словно реальность Веронику лицом в стенку ударила, лицом в грязь, лицом в асфальт вбила Веронику, и она осознала, что она потеряла.

И вот религиозное сознание: руки Нюрки-хлеборезки — спекулянтки, аморального существа, торговки, наживающейся на войне, — касаются того, что священно для нее. Белка с предсмертной запиской Бориса — это вариант святых мощей этого мученика, к которым прикасается нечестный человек. Как в русской, как в любой сказке, священный, сакральный предмет работает в добрых руках и не работает в злых. Поэтому записка не работает в руках Нюрки-хлеборезки, а она нужна Веронике как пятый элемент, как то, что даст ей возможность дореализоваться, стать самой собой, повзрослеть, принять обряд инициации. Ей нужно прикоснуться к этим мощам, к последнему воспоминанию о Борисе...

https://postnauka.ru/video/42807

---
Найдите время, посмотрите этот спектакль, к счастью, он сохранился -

Вечно живые. Серия 1. Театр "Современник". О.Даль, Б.Сморчков, Н.Дорошина, Е.Маркова (1976)

Вечно живые. Серия 2. Театр "Современник". О.Даль, Б.Сморчков, Н.Дорошина, Е.Маркова (1976)
Один из комментариев на ю-тьюбе:
"Прекрасный спектакль. Обнажённый нерв, полный смысла и душевности. НИКАКОГО сравнения с пошловатым фильмом "Летят журавли""(с)

На последних минутах спектакля тот главный вопрос, заданный Розовым устами героини Нееловой:
"..Черты его лица уходят из памяти… и это не беда. Я люблю его, Володя! И жизнь свою хочу прожить хорошо! Я сейчас все время спрашиваю себя: зачем я живу? Зачем живем мы все, кому он и другие отдали свои недожитые жизни? И как мы будем жить?.."

В середине 70-х, время постепенного отхода от социалистического пути развития, этот вопрос уже звучал для думающих людей в полную мощь, а отсутствие правильного ответа на него привело к 80-м и 90-м, вплоть до сегодняшнего дня.
Кажется, мы все провалили тот главный экзамен, ответили на этот вопрос неудовлетворительно...

А незадолго до финальной сцены Володя говорит о подлеце Марке:
"До чего нелепое положение! Ты знаешь, на фронте проще: враг перед глазами, ясно, что с ним делать. А вот здесь ты стоишь передо мной, а что я могу? Тебя же убить надо, гад! Понимаешь, убить! Убить, а нельзя."
Ровно то же многие ощущают и сейчас, когда видят происходящее, но не могут ему противостоять в условиях мирного времени...

P.S.
Кстати. Спектакль сейчас идет на сцене Театра Российской армии, бывшей Советской. Я его не видела - просто не хочу смотреть из сегодняшнего дня на прототипов победивших Нюр и Марков..
Поймут ли - о чем была эта пьеса и боль автора современные молодые зрители, родившиеся уже после этой победы зла над добром?
Вряд ли. Во всяком случае, я заглянула на сайт, где содержание классических произведений излагается для поколения ЕГЭ за 5 мин, и прочла вот это. Предполагаю, что примерно так все и воспринимает современное поколение ровесников Ник, Володь, Марков и Борисов.
Это-то и есть самое страшное. Вам так не кажется, друзья?

* все фото в посте из спектакля Вечно живые по пьесе Виктора Розова
Tags: кино, культура, театр
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo gala_gala15 february 10, 2019 22:22 26
Buy for 20 tokens
Законопроекты так называемых сенаторов из конторы под вывеской Совфед, касающиеся свободы слова, то есть, фактического запрета на нее, вызвали в обществе вполне резонное возмущение, причем нашлись граждане с юридическим образованием и даже степенями, которые взяли на себя труд проанализировать…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments